Кто побеждает в борьбе за лидерство в суннитском мире?

КСА против Турции (фото:Emrah Gurel/ТАСС)

КСА против Турции (фото:Emrah Gurel/ТАСС)

Между Турцией и Саудовской Аравией идет необъявленная война, вызванная различиями во внешнеполитических целях и инициативах. Это касается участия этих стран в Сирийской гражданской войне, поддержки Турцией Катара после продолжающейся блокады, введенной против него Королевством, Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), Бахрейном и Египтом в 2017 году. Свою лепту внесла и печальная история с саудовским журналистом Джамалем Кашыкчи.

Эта своего рода региональная холодная война между двумя крупными ближневосточными политическими игроками проявляется по-разному. О том, что КСА сворачивает сферы торгового сотрудничества с Турцией, уже говорилось. Речь идет о блокировании грузовых поставок, запрещении саудовским предприятиям в приказном порядке торговать с турецкими компаниями и не покупать никаких продуктов, произведенных в Турции, под угрозой штрафа за нарушение запрета.

Однако на этом своеобразном саудовско-турецком театре «военных» действий играют роль не только особенности современной политики этих двух стран, но и все возрастающую роль играет историческое прошлое. Например, этим летом городские власти Эр-Рияда на одной из улиц города демонтировали дорожный знак, на которой было нанесено ее название, а именно улица Сулеймана Кануни (того самого Сулейман Великолепного, о котором снят популярный турецкий сериал, завоевавший сердца миллионов зрителей по всему миру).

Логично ожидать, что и сама улица Сулеймана Кануни в Эр-Рияде будет переименована (если уже не переименована), равно как и продукция турецкой киноиндустрии, наравне с фруктами и другим турецким товаром будет объявлена (если уже не объявлена) «персоной» нон-грата на территории КСА. Эта холодная война саудитов с турками не обошла и торговлю недвижимостью, просто сделки с турецкими компаниями, и особенно – сферу туризма.

Дело дошло до того, что в прошлом году Министерство образования Саудовского Королевства серьезно отредактировало школьные учебники истории. Отныне понятие «наследие Османской империи» в них называется следами «османской оккупации». Этот тренд был поддержан и ближайшим союзником КСА Египтом. Причем, не в политической, а в религиозной плоскости – этим летом главная египетская религиозно-юридическая структура «Дар аль-Ифта» выступила с критикой решения президента Турции Эрдогана, касающегося изменения статуса собора Святой Софии с музея на мечеть. Египетские богословы, работающие в «Дар аль-Ифта» назвали завоевание мусульманами Константинополя «османской оккупацией». Если так пойдет дальше, то не удивлюсь, если наделенные соответствующими полномочиями египетские богословы примутся за пересмотр статуса колоссального по объемам, масштабу и разнообразию османского наследия в своей стране.

Между прочим, раз уж речь зашла о возвращении Айа Софии статуса действующей мечети, то основная масса мусульман в мире приветствовала это решение. Поэтому возникает проблема разделения мусульманского мира по линии саудовско-турецкого противостояния, превратив мусульман в тех, кто за Айа Софию в качестве мечети, и тех, кто против этого.

Масла в огонь, скажем так, подливает и факт установления дипломатических отношений между Объединившимся Арабскими Эмиратами и Израилем. ОАЭ также является ближайшим союзником КСА. То есть все понимают, что за спиной Эмиратов стоит Саудовская Аравия. И опять возникает коллизия: далеко не весь мусульманский мир единодушен в том, что арабы идут на сближение с Израилем. И такие автоматически оказываются на стороне Турции, хотя та уже давно имеет дипломатические отношения с Израилем.

Итак, ситуация вокруг Айа Софии провела черту между т.н. «мусульманскими» странами. А черта разделения, которая пролегла в умах и сердцах мусульман – намного серьезнее, поскольку она не признает политических границ. Причем, турки сознательно или нет, но сыграли и будут продолжать играть на религиозных чувствах мусульман, пробуждая в них историческую память о великом прошлом.

Возьмем лишь тот факт, что когда глава Управления по делам религий (Диянет) имам Али Эрбаш поднимался на кафедру Айа Софии, то вместо использовавшегося ранее деревянного посоха он опирался на самый настоящий османский меч. Имам Эрбаш объяснил журналистам свое использование меча. Он сказал, что это древняя традиция, а меч в руках имамов является символом завоевания. Османские имамы без перерыва в течение 481 года после завоевания Константинополя поднимались на минбар Айа Софии и других мечетей с мечом в руках. «Ин ша Аллах, мы будем продолжать эту традицию и впредь», - заверил имам Эрбаш.

Казалось бы, несущественная деталь - меч в руках имама в Айа Софии, - но какой глубокий смысл он в себе несет. На этом плане война против турецких помидор и туристических поездок в Турцию, которую ведет Саудовская Аравия, выглядит клоунадой и, несомненно, безнадежно проигрывает турецкому религиозно-идеологическому триумфу мягкой силы.

Предполагаю, что у разделения по линии КСА-Турция будут свои последствия не только политические, но и религиозные. Некоторые эксперты по Ближнему Востоку уже говорят о том, что в борьбе за лидерство в мире суннитского ислама, которая негласно шла между Саудовской Аравией и Турцией, окончательно и бесповоротно выигрывает Турция. Интересно будет увидеть, к каким сдвигам в настроениях и симпатиях мусульман по всему миру это приведет уже в ближайшем будущем.

Айдар Хайрутдинов

Фото на главной: © AP Photo / Press Presidency Press Service, Pool Photo/Kayhan Ozer

Социальные комментарии Cackle