Мусульмане Дальнего Востока: что мы знаем о самой далёкой мусульманской общине в России?

Научно-исследовательская работа «Мусульмане на Дальнем Востоке России: история и современность»

Научно-исследовательская работа «Мусульмане на Дальнем Востоке России: история и современность»

Как сложилась судьба ислама на Дальнем Востоке? Чем живёт местная мусульманская община? Является ли здесь ислам частью культуры и истории или его привнесли новые люди? Ответы на все эти вопросы можно найти в научно-исследовательской работе «Мусульмане на Дальнем Востоке России: история и современность», выпущенной в печать в этом году группой исследователей.

«Мусульмане в России – коренные жители, часть истории»

В презентации книги, которая состоялась в рамках научно-практического семинара «Мусульмане на Дальнем Востоке России: история и современность», приняли участие непосредственно руководители проекта: председатель Духовного управления мусульман Дальнего Востока в составе ЦДУМ России Ахмад хазрат Гарифуллин и доцент кафедры теологии Уральского государственного горного университета, доцент кафедры археологии и этнологии Уральского федерального университета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина Алексей Старостин.

Стоит отметить, что проект был поддержан Фондом президентских грантов и включил в себя полевые исследования в 11 регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока, свыше 150 интервью, уникальную информацию из 12 региональных и федеральных архивов, около 1000 статистических таблиц и диаграмм, отражающих историю и современное состояние мусульманского сообщества на Дальнем Востоке.

«Хочется начать нашу встречу со слов Всевышнего Творца, а именно – с суры «Сгусток». Этими словами был дан старт пророчеству Мухаммада (мир ему), которое запустило цикл всей исламской науки, исламской проповеди. Первое слово, первый аят: «Читай с именем твоего Господа, Который сотворил всё сущее, сотворил человека из сгустка крови. Читай, ведь твой Господь самый щедрый, Он научил человека писать пером», – обратился к собравшимся на онлайн-платформе хазрат.

Ахмад хазрат

Ахмад хазрат

4 ценных урока из самой первой суры, ниспосланной пророку Мухаммаду (ﷺ)
Раз Аллах является Творцом человека, Он не оставил Свое создание без ясного руководства блуждать во мраке невежества. Он направил к нему пророков и посланников, ниспослал Писания и разъяснил, что он должен делать, чтобы обрести счастье обоих миров.
11.11.2020
4772

По словам Гарифуллина, исследования, представленные в книге, – след для будущего поколения, которое, изучая и читая эти строки, поймёт, что Россия – многонациональная, многоконфессиональна страна, и Дальний Восток – не исключение. «Мы старались напомнить о том, что мусульмане в России – коренные жители, которые здесь родились, испокон веков здесь живут и продолжают строить государство, отдельные регионы. Наша книга – ещё одно доказательство слов нашего президента Владимира Путина о том, что мусульмане нашего региона не пришлые, а местные, они здесь созидали, создавали, строили регион, – подчеркнул спикер. – Я уверен, что наш труд даст определённый толчок для развития гражданского общества, укрепления межконфессионального диалога, развития межнациональных связей и деятельности, поможет адаптироваться мигрантам на Дальнем Востоке и поспособствует мирному соседству».

При подготовке материала, как отметил Ахмад хазрат, команда столкнулась с определёнными трудностями: «Тяжёлое психологическое состояние общества, эпидемия коронавируса добавили определённый накал страстей в обыденную жизнь. В условиях наложенных запретов и ограничений, закрытия определённых областей и регионов было достаточно тяжело работать, поэтому особенно здесь выручали архивные данные».

Не всегда перепись точно отражает религиозную принадлежность

Изучение переписи населения за период с 1926 по 2010 года позволило понять, как менялось местное население в исторической перспективе по гендеру, территориальной принадлежности и возрасту. Об этом рассказал доцент Уральского гуманитарного института Уральского федерального университета Дмитрий Руденкин. По его словам, в зависимости от года менялся не только национальный и религиозный состав региона, но и сама его структура – появлялись новые административные единицы, происходило перераспределение областей. Так, к примеру, случилось с Камчатской областью, которая трижды меняла свой статус.

«К сожалению, переписи отражают не все данные. Иногда имевшиеся сведения надо было «доделывать». К примеру, в переписи за 2002 год не было данных о соотношении мужского и женского населения, а также о процентном соотношении городских и сельских жителей», – подчеркнул эксперт.

«Изучение истории ислама на Дальнем Востоке преодолеет мигрантофобию и ксенофобию»

«В освоении Дальнего Востока, нужно отметить, участвовали представители разных национальностей и религий, в том числе и те, кто традиционно исповедует ислам. В 2000-2010 годы серьёзное влияние на социально-экономическую обстановку стали оказывать миграционные процессы, увеличилось количество приезжих из Средней Азии и Закавказья, которые принесли вместе с собой этнокультурные и конфессиональные традиции, стали строить мечети, чем сформировали исламскую инфраструктуру, – подчеркнул Старостин. – К сожалению, сейчас, в связи с ростом мигрантов мы наблюдаем ситуацию, когда ислам начинает восприниматься как религия приезжих. Однако история говорит о том, что уже во второй половине XIX–начале XX века во всех крупных городах Дальнего Востока появляются мечети и формируются исламские общины».

Эксперт уверен, что проделанная работа и доведение полученных результатов до широкой общественности может послужить преодолению мигрантофобии и ксенофобии, а также способствовать гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений.

В ходе исследования команда проекта записывала интервью с религиозными и общественными деятелями, лидерами этнокультурных общественных объединений, аксакалами. Параллельно велась работа в архивах, библиотеках и музеях. Как результат, книга вобрала в себя материалы, касающиеся развития мусульманских общин каждого региона Дальнего Востока, уникальные исторические и современные фотографии, архивные документы, некоторые из которых впервые оказались в научном обороте.

Примечательно, что вместе с книгой был выпущен диск, на котором можно найти все приложения, в том числе тысячи таблиц и диаграмм, составленных на основе переписей, которые отражают этнодемографические процессы в мусульманском сообществе Дальнего Востока и позволяют составить полную ретроспективную картину его развития.

Доцент кафедры теологии Уральского государственного горного университета, доцент кафедры археологии и этнологии Уральского федерального университета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина Алексей Старостин.

Доцент кафедры теологии Уральского государственного горного университета, доцент кафедры археологии и этнологии Уральского федерального университета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина Алексей Старостин.

Мусульмане Дальнего Востока: от Российской Империи до современности

Книга разбита на три главы, каждая из которых посвящена определённому периоду. Так, первая часть труда описывает имперский период, как происходило развитие мусульманских общин в шести губерниях и областях Российской Империи. «Если мы обратимся к историческим документам, то увидим, что первые мусульмане в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке появились в XVII веке в составе воинских отрядов, которые отправлялись для освоения края (то были служивые татары), которые работали, как правило, толмачами. Но сведений о соблюдении ими обрядовой составляющей ислама не сохранилось, – поделился информацией Алексей Старостин. – Если же говорить о постоянном присутствии мусульман в этом регионе, то это конец XVIII–начало XIX веков. Именно в это время в Забайкалье появляются первые деревни, заселённые татарами. Сохранились документы о времени строительства первой мечети – 1833 год. Уже к концу второй половины XIX века в регион привлекается большое количество мусульман».

Вторая глава посвящена советскому периоду. «Советский период в наименьшей степени обеспечен историческими источниками о жизни мусульман на Дальнем Востоке. После закрытия мечетей в 1930-е гг. упоминания о религиозных практиках мусульман в официальных документах являются единичными. Исламские нормы, особенно обряды жизненного цикла, соблюдались на уровне семей, даже переселенцы 1940–1950-х гг. из Поволжья везли с собой арабографические книги, хранящиеся в семьях. Об этом нам рассказали в интервью аксакалы местных общин. Также действовал институт неформальных мулл, которые выполняли основные обряды жизненного цикла», – отмечают исследователи.

В ходе исследовательской работы, по словам Старостина, удалось типизировать местные мусульманские общины, которые формировались в исследуемый период времени. Речь идёт о сельских и городских общинах; уммах, возникающих при промышленных поселениях и ж/д станциях; мусульманских сообществ при военных гарнизонах и тюремных общинах.

«В книге можно найти информацию об имамах, купцах, которые финансировали мусульманские приходы, оказывали содействие их развитию, об обычных людях, чьи судьбы нам удалось восстановить. Часть сведений удалось найти в уфимских архивах», – подчёркивает Старостин. По его словам, формирование значительных по численности общин уроженцев Средней Азии и республик Северного Кавказа – это постепенный процесс.

Немалый интерес вызывает последняя часть монографии, посвящённая современному состоянию исламской общины Дальнего Востока. Для современного периода в жизни мусульманских общин на Дальнем Востоке, уверен исследователь, характерно небольшое количество официально зарегистрированных мусульманских религиозных организаций (41 или 2,6% от числа всех зарегистрированных РО в ДВФО); сравнительно небольшое количество специально построенных мечетей (Находка, Якутск, Улан-Удэ, Благовещенск, Биробиджан, Комсомольск-на-Амуре, Уссурийск, Айхал, строятся в Алдане, Нерюнгри, Жатае, ведется подготовка к строительству мечети в Хабаровске); пёстрый этнический состав (активное участие в религиозной жизни и руководстве мусульманскими общинами играют и народы Поволжья, и народы Северного Кавказа и Закавказья, и народы Средней Азии), а также активное участие в социальных и благотворительных проектах, в  межрелигиозном диалоге.

Не обошли стороной авторы книги и образовательные, социальные инициативы мусульманских религиозных организаций, осуществляемую ими благотворительную деятельность, взаимодействие с органами власти и представителями других конфессий, работу по социокультурной адаптации мигрантов, участие в гармонизации этноконфессиональных отношений, профилактике экстремистских проявлений.

 

Социальные комментарии Cackle