Тюркский мир на казанском экране: «Красная косынка», «Саякбай» и «Старик»

Тюркский мир на казанском экране: «Красная косынка», «Саякбай» и «Старик»

«Вообще значение Казани велико: это место встречи и свидания двух миров. И потому в ней два начала: западное и восточное, и вы их встретите на каждом перекрестке; здесь они от беспрерывного действия друг на друга сжались, сдружились, начали составлять нечто самобытное по характеру. Далее на восток слабее начало европейское, далее на запад мертвеет восточное начало. Ежели назначено, как провидел великий Пётр, перенести Запад в Азию и ознакомить Европу с Востоком, то нет сомнения, что Казань – главный караван-сарай на пути идей европейских в Азию и характера азиатского в Европу… » Александр Герцен.

В далёком 1993 году Татарстан одним из первых субъектов Российской Федерации вошёл в качестве наблюдателя в состав Международной организации тюркской культуры «ТЮРКСОЙ». И с тех пор, казалось бы, утраченное общее прошлое обрело новую жизнь, а братские народы получили возможность и дальше продолжать тесное взаимодействие в сфере культуры и образования.

Возрождение тюркского кинематографа

На пять дней столица Татарстана погрузилась в атмосферу тюркского мира, собрав на своей земле представителей не только регионов России (Северный Кавказ, Якутия, Чувашия, Башкортостан, Хакассия), но и Республик Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан, Турции и Азербайджана. Причиной стой тёплой, хоть и не продолжительной встречи стало проведение первого Международного фестиваля тюркского кино, который сейчас в самом разгаре и завершится 25 марта.

Идея о создании подобного фестиваля возникла в прошлом году в Стамбуле во время первого заседания президиума Ассоциации кино тюркского мира. И вот уже работники киноиндустрии и просто искушённые зрители получили возможность лицезреть лучшие картины из 7 тюркских стран, через которые режиссёры постарались не просто показать красоту своего родного края, но передать ту теплоту, тот уют, который может дать только домашний очаг; ознакомить хотя бы кратко со своими многовековыми традициями и достижениями архитектуры, сохранившей в себе национальный колорит и историю своего народа.

Ещё одной из задач фестиваля стало желание создать «свой кинорынок» - рынок проката фильмов для Евразийского пространства, независимый от западных коллег. Ведь с распадом Советского союза братские народы оказались на долгое время оторваны друг от друга, на экранах перестали мелькать искренние герои национальной кинематографии, являющие собой пример чистоты, верности заветам предков. Не найти картин и в широком прокате. Но генетическая память сильнее всего: она сильнее любых происходящих политических событий или природных катаклизмов, она сильнее смерти. И Фестиваль – это первая ласточка возобновления утерянных, но ещё живых связей.

Тюркский мир на казанском экране: «Красная косынка», «Саякбай» и «Старик»

Мастер-класс для будущих кинематографистов и творческие встречи

Стоит отметить, что помимо каждодневных показов 4 фильмов и эмоционального общения с творческой группой каждой картины, прошли заседания Исполкома Ассоциации кино тюркского мира, которое состоялось в Доме Дружбы народов Татарстана, встреча с министром культуры Республики Татарстан Айратом Сибагатуллиным. А студенты Казанского государственного института культуры получили уникальную возможность принять участие в мастер-классе членов Исполкома Ассоциации кино тюркского мира – журналиста, киноведа Ихсана Кабиля и продюсера Федайи Озтюрка.

На открытии, прошедшем на базе кинотеатра «Мир», участников фестиваля встречали представители 11 тюркских народов в национальных костюмах и угощали турецкими сладостями. На сцене для гостей и зрителей выступили татарские музыкальные коллективы. По словам Риммы Ратниковой, открывшийся фестиваль станет мощным импульсом развития киноискусства в странах тюркского мира и регионах России.

В свою очередь директор Дома дружбы народов Ирек Шарипов подчеркнул, что само проведение фестиваля тюркского кино является не просто ярким, но очень важным событием для Татарстана. Ведь общение с профессионалами, имеющими многолетний опыт за плечами, - большое подспорье для успешной, продуктивной работы.

Чистые помысли души и тонкое повествование Чингиза Айтматова

Из всего многообразия представленных на фестивале картин (а их всего 16), нельзя выделить какую-то одну. Каждая из кинематографических работ поражает даже самого искушённого зрителя своей глубиной, заставляя сопереживать героям в кризисные моменты их жизни, пуская скупую слезу и сетуя на режиссёра за слишком тяжёлые для человека испытания. Каждая из работ – это уникальный сюжет, который способен передать не только душевные терзания, но и ненавязчиво предлагает нас следовать за собой, приглашая окунуться в национальный колорит, перенестись в соседнюю республику на несколько лет назад.

Однако нельзя не заметить, что особую любовь у режиссёров вызывает творчество именитого кыргызского писателя Чингиза Айтматова. По мотивам его произведений на фестивале представлены две картины. Это «Красная косынка» (на основе повести «Тополёк мой в красной косынке») турецкого режиссера Атифа Йылмаза и «Саякбай – Гомер 20 века» кыргызского режиссёра Эрнеста Абдыжапарова, рассказывающая об одном из путешествий Айтматова.

Кадр из фильма "Красная косынка"

Кадр из фильма "Красная косынка"

Повесть «Тополёк мой в красной косынке» является одним из произведений, где писатель воспевает красоту и преданность тюркской женщины, при этом рассказывая о любви и предательстве, безответственности и чувстве долга, борющихся в душе.

Водитель грузовика Ильяс приезжает из Стамбула в деревню, где живёт юная Ася. Влюбившись с первого взгляда, он забирает её из отчего дома, чтобы создать с девушкой семью. Тихо и размеренно течёт их жизнь. Вот рождается сын, чему очень рад Ильяс. Но как тропа никогда не бывает идеально ровной и гладкой, так и хрупкое семейное счастье стремительно разбивается о гордость водителя грузовика Ильяса. Едва на горизонте появляются трудности в работе, как Ильяс бурно реагирует на желание жены помочь. В поры гнева он поддаётся чарам своей прежней пассии, городской, одетой с иголочки Дилёк. Конечно, куда деревенской, простой Асе, представшей перед коллегами мужа в национальной одежде, цветастой рубаке и красном платке.

Не вытерпев одиночества, когда муж уходит и не возвращается в течение нескольких месяцев, Ася берёт в охапку своего сына и сбегает, куда глаза глядят. В пути она встречает мужчину по имени Джемшит, который в страшной трагедии потерял жену и детей. Он привязывается к девушке, влюбляется в неё. Но в своём желании нести ей только благо, Джемшит понимает, что насильно заставить любить себя нельзя, и предоставляет девушке право выбора. И в момент, когда даже Ася не может решить, что для неё ближе – сумасбродный, страстный Ильяс или заботливый, окруживший её и сына вниманием Джемшит, - сын решает за неё.

«Что такое любовь? Журчание ручья! Листья, трепещущие на осеннем ветру! И капли дождя на стекле! Биение моего сердца…Но однажды ручей смолкнет! Листья опадут. Дождь перестанет, выглянет солнце…Что же тогда такое любовь?! Доброта, забота и преданность!» Выбор очевиден – Ася остаётся вместе с Джемшитом, который стал для неё настоящим мужем, а для сына – отцом.

Нельзя не отметить режиссёрскую работу Атифа Йылмаза, который через закадровый голос доносит до зрителя мысли и метания героев.

Кадр из фильма «Саякбай – Гомер 20-го века»

Кадр из фильма «Саякбай – Гомер 20-го века»

А картина кыргызского режиссёра Эрнеста Абдыжапарова «Саякбай – Гомер 20-го века» рассказывает нам непосредственно о Чингизе Айтматове. В основе картины – желание писателя посетить рассказчика «манасчи» Саякбая, чтобы лучше понять эпос Манас. В течение двух дней Саякбай рассказывает о своей жизни, о том, как стал рассказчиком и о том, что это не было его личным выбором, а было призывом по воле духа Манаса. Через воспоминания Саякбая зрители становятся свидетелями участия Саякбая Каралева в кыргызском восстании против русского самодержавия в 1916 году во время Первой мировой войны. Саякбай также говорит о том, что принимал участие в обороне Москвы среди Панфиловской дивизии кыргызских и казахских солдат во время Второй мировой войны. Атеистически настроенный ученик и будущий литературный деятель начинает понимать духовную культуру и корни своего народа.

В конце фильма автор начинает своими глазами видеть духи персонажей эпоса Манаса. Саякбай благословляет Чингиза Айтматова, и впредь покровитель великого сказочника будет сопровождать молодого писателя на пути к всемирной славе.

Верность своему народу, своей земле

Вторая творческая встреча была посвящена фильму «Шал» («Старик») казахстанского режиссёра Ермека Турсунова, Казахстан). Зрителям кинотеатра его представили продюсер, член Исполкома Ассоциации кино тюркского мира Канат Торебай и продюсер, ответственный секретарь Союза кинематографистов Казахстана, заслуженный деятель Казахстана Анара Кашаганова.

На экране перед нами предстаёт обыкновенная, деревенская небольшая семья – старик, невестка и взбалмошный внук. Их жизнь ничем не отличается от сотни других – степь на километры вокруг, да и только. Несмотря на узость круга общения – семья и пара соседей, да кочевники на зимнем пастбище, ссориться нельзя – степь жестока и может погубить незнающего путника. Нужно уметь прощать, быть прозорливыми, впитывая истины от старшего поколения, жить по-людски – этот авторский посыл можно проследить буквально с первых минут киноленты.

Кадр из фильма «Шал» («Старик»)

Кадр из фильма «Шал» («Старик»)

Картина являет собой великую степную мораль о необходимости делать добро и не ждать в ответ благодарности, о неспешном и несуетном течении времени без жажды наживы и богатств, о неприхотливости и самодостаточности, о неразрывной связи с легендарным кочевым прошлым нынешних её наследников.

Фильм «Старик» - фильм простой, по-своему родной, пронизанный насквозь философскими смыслами. С глубокой древности казахский народ никогда не охотился на родившихся волчат, это было своеобразным табу. А здесь, старик Касым не может своими уговорами отвадить новоявленных охотников от дикого желания развлечься, перестреляв молодых волчат. Человек предаёт свою землю, предаёт Природу, за что его ждёт час расплаты – долгие плутания в родной, изученной до каждого метра степи в густом тумане, где на каждом углу поджидают разозлившиеся и ненасытные волки, в глазах которых ярко горят огоньки приближающейся смерти. И в этом долгом путешествии, когда старика ищут и родной внук «Шайтанбек» (как того ласково называет дед), и соседи, и весь районный центр, мы видим трансформацию главного героя из старенького, морщинистого, любящего футбол Касыма в нравственного, честного, духовно высокого, верующего человека, отличающегося ясностью и прозорливостью ума. Это видно из его беседы с последним из выживших охотников. «Ну построил ты мечеть. А зачем хвастаешь об этом везде? На том свете зачтётся».

Лишь единожды старик приносит жертву волкам, чтобы получить преимущество – перерезает горло хромому барану Гаринчча.

Режиссёр постарался за 102 минуты передать всю боль и горечь от осознания того, что степной казахский народ уходит от своих корней, забывает о родной земле, издеваясь над Природой, нещадно забирая у неё всё. Когда старик Касым хоронит умершего охотника в снегу, вместо надгробного камня он кладёт на могилу телефон – символ современного мира, единственное, что сейчас волнует человека и что останется после него…

Ещё один символ в копилку картины – через сны старика Касыма мы видим степень его готовности к смерти, готовность следовать за материнскими голосом и рукой. Лишь возвращение из сонного состояние в реальность позволяет Касыму жить и бороться с холодом, озлобленными волками, чтобы воспитать внука достойным человеком, чтобы он мир повидал, знания получил. Но в критический момент, когда жизнь главного героя висит на тончайшем волоске, именно голос внука Яралы вырывает деда из забытья…

Волчица, уходящая вдаль со своим волчонком, и внук, ведущий за уздцы коня с еле живым дедом верхом и с новорождённым в степи ягнёнком Марадонной – материнский инстинкт одинаков у каждого живого существа, будь то волк или человек…

Впереди зрителей ожидают ещё картины «Сказание о храбром Хочбаре» (СССР, Дагестан, Михаил Ордовский), являющаяся экранизацией поэмы известного аварского поэта Расула Гамзатова; проблема тяжёлого выбора между верой родному человеку и грязным слухам в картине «Дерево Джамал» (СССР, Туркменистан, Ходжакули Нарлиев); картина турецкого режиссера Альпера Каглара «Гора-2», повествующая об освобождении из плена турецкого журналиста Джейда Балабани, попавшего в руки ИГИЛ (террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Все сеансы проходят в кинотеатре «Мир».

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Социальные комментарии Cackle