Притча Руми о тростниковой свирели: тайный язык суфийской поэзии

Фото: ru.wikipedia.org

Фото: ru.wikipedia.org

Что скрывается в суфийской поэзии?

Джалаладдин Руми, исламский богослов, факих и поэт-суфий XIII века, известный своими духовными учениями и завораживающей поэзией на фарси.

Среди его обширной коллекции литературных произведений особо выделяется «Маснави» – поэтический шедевр, содержащий множество притч, передающих глубокие духовные истины.

Одной из самых любимых и очаровательных притч из «Маснави» является «Притча о тростниковой свирели». В этой статье мы исследуем суть этой притчи и ее более глубокие значения, которые хотел передать нам Руми.

Притча о тростниковой свирели

Вы слышите свирели скорбный звук?
Она, как мы, страдает от разлук.

О чем грустит, о чем поёт она?
«Я со стволом своим разлучена.
(с той поры, как меня, срезав,
разлучили с зарослями камыша)

Не потому ль вы плачете от боли,
Заслышав песню о моей недоле.

Я – сопечальница всех тех, кто вдали
От корня своего, своей земли.

Я принимаю в судьбах тех участье,
Кто счастье знал, и тех, кто знал несчастье.

Я потому, наверно, и близка
Тем, в чьей душе и горе, и тоска.

Хоть не постичь вам моего страданья:
Душа чужая — тайна для познанья.

Плоть наша от души отделена,
Меж ними пелена, она темна.

Мой звук не ветер, но огонь, и всякий раз
Не холодит он – обжигает нас.

И если друг далёк, а я близка,
То я – ваш друг: свирель из тростника.

Мне устранять дано посредством пенья
Меж Господом и вами средостенье.

Коль духом слабые в меня дудят,
Я не противоядие, но яд.

Лишь тем, кто следует стезёй неложной,
Могу я быть опорою надёжной.

Поучительная притча о слепых и слоне

Фото: автор safakc1, elements.envato.com

Фото: автор safakc1, elements.envato.com


Я плачу, чтобы вы постичь могли,
Сколь истинно любил Маджнун Лейли.

Не разуму доступно откровенье:
Людское сердце — вот ценитель пенья».

Будь безответною моя тоска,
Кто оценил бы сладость тростника?

А ныне стали скорби и тревоги
Попутчиками и в моей дороге.

Ушла пора моих счастливых лет,
Но благодарно я гляжу им вслед.

В воде рыбёшки пропитанья ищут,
А нам на суше долог день без пищи.

Но жизни для того на свете нет,
Кто ищет пищу в суете сует.

Кто лишь для плоти ищет пропитанья,
Пренебрегая пищею познанья.

Не очень сходны меж собою тот,
Кто суть познал и тот, кто познаёт.

Порвите ж цепь, свободу обретая,
Хоть, может, эта цепь и золотая.

И ты умерь свою, искатель, прыть:
Ведь всей реки в кувшин не перелить.

И жадных глаз невежи и скупца
Ничем нельзя наполнить до конца.

Лишь раб любви, что рвёт одежды в клочья,
Чужд и корысти, и пороков прочих.

Любовь честна, и потому она
Для исцеления души дана.

Вернее Эфлатуна и Лукмана
Она врачует дух и лечит раны.

Её дыхание земную плоть
Возносит в небо, где царит Господь.

Любовью движим, и Муса из дали
Принёс и людям даровал скрижали.

Любовь способна даровать нам речь,
Заставить петь и немоте обречь.

Со слухом друга ты свои уста
Соедини, чтоб песнь была чиста.

Кого на веки покидает друг,
Тот, как ни голосист, смолкает вдруг.

Хотя напевов знает он немало,
Нем соловей в саду, где роз не стало.

Влюблённый – прах, но излучает свет
Невидимый любви его предмет.

И всякий, светом тем не озарённый,
Как бедный сокол, крыл своих лишённый.

Темно вокруг и холодно в груди, –
Как знать, что позади, что впереди?

Для истины иного нет зерцала —
Лишь сердце, что любовью воспылало.

А нет там отраженья – поспеши,
Очисти зеркало своей души.

И то постигни, что свирель пропела,
Чтоб твой отринул дух оковы тела.
(пер. Н. Гребнева)

Объяснение:

Тростниковая свирель и боль разлуки

В «Притче о тростниковой свирели» Руми использует метафору тростниковой свирели, чтобы символизировать человеческую душу и ее стремление к своему божественному источнику.

Свирель, когда-то являвшаяся частью тростниковой заросли, теперь отделена и жаждет единства, которое она когда-то испытала. Это служит аналогией врожденного стремления человеческой души вернуться к своему духовному истоку, воссоединиться с Божественным.

Фото: автор ABBPhoto, elements.envato.com

Фото: автор ABBPhoto, elements.envato.com

Плач о тоске

Душа, подобно тростниковой свирели, испытывает чувство отделения от своего Источника, и это тоска порождает плач или тоску. Это духовное стремление является фундаментальным аспектом человеческого существования, неотъемлемым желанием искать и соединяться с Божественным. Стремление души к союзу с Божественным является центральной темой поэзии Руми и суфийских учений.

Связь человека и Всевышнего

Притча Руми подчеркивает тесную связь между человеческой душой и Божественным. Стремление души к своему истоку является отражением стремления Божественного к союзу со своим творением. Эта взаимная любовь и стремление создают глубокую связь между человеком и Божественным.

Роль музыки и свирели

В суфийском символизме музыка представляет собой язык души, средство выражения самых глубоких эмоций и духовных состояний.

На тростниковой свирели, на которой играет искусный музыкант, звучат прекрасные мелодии, трогающие сердца слушателей. Точно так же, когда человеческая душа настроена на Божественное, она поет песню любви, стремясь вернуться к своему источнику.

Путь любви и тяги

Через притчу о тростниковой свирели Руми приглашает нас встать на путь любви и стремления к Божественному.

Путешествие души – это путешествие самопознания, трансформации и, в конечном счете, духовного единения с Возлюбленным (Всевышним). Боль разлуки становится катализатором поиска и нахождения Божественного присутствия в глубине сердца.

Таким образом «Притча о тростниковой свирели» Руми служит острым напоминанием о врожденном стремлении человеческой души к Божественному.

Плач свирели представляет стремление души вернуться к своему духовному истоку, соединиться с Возлюбленным. Через метафору тростниковой флейты Руми приглашает нас встать на путь любви и стремления, слушать музыку души и искать Божественное присутствие внутри себя.

Интересно, что «Притча о тростниковой свирели» находит отклик у читателей всех возрастов, культур и вероисповеданий, преодолевая время и границы, и остается напоминанием о глубоком путешествии человеческой души к духовному пробуждению и единению с Божественным.

Мухсин Нурулла

Суфии: опьяненные Истиной

Социальные комментарии Cackle