Как мусульмане и верблюды спасли население Австралии от голодной смерти

Человек с вьючным верблюдом в центральной Австралии, 1926 год.

Человек с вьючным верблюдом в центральной Австралии, 1926 год.

Верблюд… Пожалуй, впервые каждый из нас сталкивается с этим достаточно гордым и своенравным животным ещё в детстве, черпая яркий образ животного из многочисленных восточных сказок. Но знали ли вы о том, что, к примеру, на Ближнем Востоке, в Северной Африке верблюжье мясо является лакомым кусочком к обеду?

В Марокко его тушат, а в Каире нежный верблюжий жир – одно из дорогих удовольствий. А вот большинство австралийцев не привычны к верблюжьему мясу. Однако сторонники защиты окружающей среды и прав животных считают, что включение мяса верблюда в рацион питания может помочь улучшить экологическую ситуацию на континенте.

Если вдруг вы не знали, то в Австралии самая большая популяция верблюдов в мире. А составляет она от 300 000 до миллиона голов. При этом интересен факт, что верблюды не являются уроженцами Австралии: они были завезены в XIX веке с целью исследования обширных пустынь внутренней части страны. Оставленные в одиночестве после роста популярности и доступности автомобилей, верблюды стали представлять сильную угрозу для хрупкой местной экосистемы. И сегодня австралийское правительство, пытаясь решить эту проблему, приняло решение истреблять популяцию верблюдов при помощи воздушных суден. Таким образом, вертолёт сбивает насмерть животное, а его труп остаётся гнить в песке. Безусловно, такой «подход» возмутил зоозащитников, которые предложили найти более гуманный способ решения проблемы.

Почему бы не использовать диких верблюдов в качестве пищи? В австралийских кварталах, где преимущественно проживают иммигранты из Ближнего Востока и Африки, в халяльных лавках верблюжье мясо уже давно стало одним из обыденных продуктов. Растёт и местная, австралийская индустрия производства, в том числе и на экспорт.

Между прочим, иммигранты-мусульмане, не так давно прибывшие в Австралию, представляют собой один из наиболее растущих рынков в сфере торговли верблюжьим мясом. Именно они и способствовали заселению внутренних австралийских регионов верблюдами.

Дикие верблюды в Австралии сегодня.

Дикие верблюды в Австралии сегодня.

В XIX веке британские колонисты впервые столкнулись с бесконечной австралийской пустыней. Британцы были озадачены тем, как австралийские аборигены могли процветать в засушливом ландшафте внутренних районов на протяжении тысячелетий, тогда как для них это было чем-то сверхъестественным. Колонизаторы даже не могли представить, что их там ждёт: плоская или гористая местность, гигантское внутреннее море, дикая природа, несущая смерть чужеземцам?

Положение усугублялось ещё и тем, что до этого момента ни одна из европейских делегаций так и не смогла добраться до этой местности целой и невредимой.

Вдохновение пришло, что называется, откуда не ждали – из дальних уголков Британской империи. Впервые британцы столкнулись с верблюдами в своих индийских колониях, где двугорбые животные и их погонщики веками путешествовали по Северо-Западной индийской пустыне Тар.

В 1858 году Викторианский исследовательский комитет поручил торговцу лошадьми Джорджу Лэнделлу более детально изучить верблюдов и их погонщиков. Когда исследователи Роберт О'Хара Берк и Уильям Джон Уиллс отправились в своё знаменитое путешествие по австралийскому континенту в 1860 году, они привезли с собой обратно немало верблюдов. Выносливые, устойчивые и надёжные, способные преодолевать многие мили под палящим солнцем, не требуя много жидкости, верблюды очень быстро стали бесценной рабочей силой и главным звеном инфраструктуры, позволившей заселить внутренние районы Австралии. Во второй половине XIX века австралийцы импортировали на континент порядка 20 000 верблюдов.

Конечно, вместе с животными пришли и их погонщики. Прозванные местными «афганцами», примерно 3 000 из них были мусульманами, мигрировавшими в Австралию. Далеко не все были выходцами из Афганистана, многие прибыли на континент с территории Британской Северной Индии. Однако все они именовались «афганцами».

«Не будет преувеличением сказать, что если бы не афганцы и их верблюды, - писал один австралийский чиновник в 1902 году, - то Уилканния, Уайт-Клиффс, Тибубурра, Милперинка и другие города, каждый из которых был центром значительного населения, практически прекратили бы своё существование».

Водопой верблюдов в центральной Австралии, 1920 год.

Водопой верблюдов в центральной Австралии, 1920 год.

Однако заселение внутренних районов Австралии, как и остальной части британского колониального проекта, было значительно омрачено всепроникающим ядовитым коктейлем расовой псевдонауки. Мусульманские погонщики верблюдов, особенно те, кто прибыли с территории современного Афганистана, считались «азиатскими аборигенами», уверен Нахид Афроуз Кабир, историк и социолог, написавший книгу по истории австралийских мусульман. В то время как верблюды, возможно, избежали насилия со стороны местного населения, их погонщики подверглись большому давлению со стороны европейцев. Вера австралийцев в расовую неполноценность мусульман в сочетании с конкуренцией за скудный источник питьевой воды выросла в продолжительное расовое насилие.

«Афганцы и их верблюды – самые грязные существа, которые когда-либо приближались к воде», - писал один австралийский чиновник в 1893 году. Напряжённость достигла своего пика в 1894 году, когда Том Ноулз застрелил погонщиков – Нура Магомета и Джехана Мохамета, когда они совершали ритуальное омовение перед чтением намаза. Суд присяжных, к слову, его оправдал.

Верблюды, несмотря на то, что создали устойчивую инфраструктуру, представляли собой временное средство для транспортировки. Также было и в Индии, где верблюды привыкли совершать долгие, трудные путешествия.

К концу XIX века призывы к тому, чтобы Австралия стала самостоятельной страной, стали нарастать. Национализм привёл к обострению расизма. В 1901 году новая австралийская нация закрепила расистские настроения на законодательном уровне. Иммиграционные законы, получившие общее название «политика белой Австралии», запрещали иммигрантам въезд в страну до тех пор, пока они не пройдут «языковые тесты», проводимые на любом европейском языке по желанию иммиграционных чиновников. Как и «тесты грамотности» американского Джима Кроу-Саута, вопросы в нём касались далеко не уровня владения языком, а затрагивали расовую принадлежность опрашиваемого. Эти требования чудесным образом обходили европейские нации. Ослабнет подобный контроль лишь в 1970-х годах.

Значок в поддержку политики белой Австралии.

Значок в поддержку политики белой Австралии.

Прибавьте к этому повсеместное распространение моторизованного транспорта, что автоматически делало афганских верблюдов ненужными. К 1920 году большая часть погонщиков покинули страну, а их питомцы были расстреляны в соответствии с законом об уничтожении верблюдов в Южной Австралии 1925 года. Часть из них была отпущена в пустыню, где мирно живут и по сей день.

Интересно, что история с верблюдами оставила свой след буквально в каждой сфере жизнедеятельности австралийского населения. К примеру, порядка 300 потомков погонщиков тех первых верблюдов создали семьи с местными и по сей день живут в Южной Австралии.

Любовь Ханифы Дин к верблюдам берёт своё начало именно из этого многовекового наследия. Выросшая в одной из немногих мусульманских семей в Перте, Дин регулярно посещала мечеть: «Я видела всех этих стариков, бородатых, в тюрбанах, раскачивающихся, словно во сне. Они мне казались людьми из другого мира».

Эта мечеть в шахтерском городе Брокен-Хилл, Новый Южный Уэльс, была первоначально построена афганскими погонщиками верблюдов

Эта мечеть в шахтерском городе Брокен-Хилл, Новый Южный Уэльс, была первоначально построена афганскими погонщиками верблюдов

Когда Дин начала изучать историю появления верблюдов в Австралии для своего школьного проекта, то была поражена жизнерадостностью молодых людей, чьи лица оказались запечатлены на архивных фотографиях. Их глаза были полны жизни и надежды, буквально излучали счастье и красоту. «Моей главной проблемой было выбрать, за кого из них я собираюсь выйти замуж», - шутит девушка. Однако одна фигура вызывает у Дин задумчивость – это её дед. Бизнесмен, он вместе с женой мигрировал в Австралию из Британской Индии в конце XIX века. Уже здесь у них родился сын, который ещё в младенчестве вместе с матерью на некоторое время уедет в Южную Азию.

Учась в школе, Дин очень редко слышала истории о таких семьях, как она, поскольку официальные учебники по истории старались избегать этого на своих страницах. Теперь Дин и другие австралийские мусульмане исправляют эту ошибку, пишут статьи, издают книги. Благодаря этим усилиям и образовательным инициативам таких учреждений, как Исламский музей Австралии, за последние два десятилетия австралийская история пополнилась значительными фактами, связанными с мусульманской общиной континента. Это особенно важно после недавних жестоких исламофобских нападений.

Между тем, именно те самые группы, которые правительство Австралии когда-то изгнало со своих территорий, могут помочь решить проблему с обильным количеством верблюдов в стране, начиная от содержания халяльных мясных лавок и заканчивая оптовиками, экспортирующими верблюдов на Ближний Восток. Конечно, существует проблема транспортировки мяса, но, как отмечают работники этой отрасли, оно того стоит.

Фото: atlasobscura.com

Социальные комментарии Cackle