Шамиль Аляутдинов: «Взрывные темы я не использую, мне больше нравится взрывать мозг»

Шамиль Аляутдинов: «Взрывные темы я не использую, мне больше нравится взрывать мозг»

«Когда люди слышат цифры, они в большинстве своем сразу воспринимают это как деньги. Возможно, 10 лет назад пересекаясь с людьми, я говорил не просто спасибо, а пусть Всевышний воздаст тебе миллионно-кратно. Но я развивался и понимал, что так говорить, значит, жадничать и  я начал говорить миллиардно - кратно. Кто-то даже отвечал, зачем мне столько денег? Но последние цифры мне тоже показались ограничивающими Божественную милость и я начал говорить триллионно-кратный. Вот эта цифра соответствовала моему душевному состоянию и постепенно пришла в обиход. Когда кто-то мне звонит, я говорю «Триллионер слушает»…»    

Таким ответом на первый вопрос известный российский проповедник, автор множества популярных книг, семинаров и презентаций, имам-хатыб московской мемориальной мечети Шамиль Аляутдинов начал встречу перед стартом в Казани проекта «Триллионер», включающий в себя восемь семинаров по мусульманскому коучингу. Корреспондент Islam-today присутствовала на встрече с «триллионером», в ходе которого он рассказал, почему у этой книги имеется потенциал для выпуска многомиллионным тиражом, почему он игнорирует политические проблемы и не дает комментарии СМИ, почему в людях сидит нищета…

Триллионерное состояние души «глухого и слепого» Шамиля Аляутдинова

«Когда мне звонят знакомые люди, я говорю «Триллионер слушает», и это соответствует состоянию моей души, звучит естественно, потому что я себя таким ощущаю. Иногда я просто говорю «алло», - рассказывает Ш.Аляутдинов. - Здесь речь, конечно, идет не о деньгах, как некоторым свойственно думать».

Эта фраза и легла в основу книги  «Триллионер слушает», а послужило импульсом к началу работы письмо, которое так и начинается: «Почему бы вам не написать автобиографию?... Очень хотелось бы увидеть  наряду с такими книгами, как «Моя жизнь. Мои достижения» Г.Форда, «К черту все! Берись и делай!» Р.Бренсона,  книгу «Триллионер слушает» Ш. Аляутдинова». В книге есть и другое письмо, которое сформировало саму идею и цель книги – провести параллель между важными жизненными ценностями и современными научными достижениями.

«У меня есть эгоистичное желание, - признается автор, - оставаться во время семинаров глухим и слепым, то есть, быть еще более сосредоточенным.  Каждый семинар - серьезная ступень роста, это вопрос сосредоточенности, то, о чем я много думаю и давно практикую. Я вижу, что в этой жизни очень много возможностей, и они реализуемы, но для этого нужна сосредоточенность, направленность мыслительной энергии. Столько прекрасного вокруг, что нельзя тратить жизнь на мусор, мой внутренний мир возмущается, когда тратишь себя на мелочи».

«Я не уступчив и не подстраиваюсь»

В обществе не без разговоров о том, что Аляутдинов, используя инструменты менеджмента и западные источники литературы, стало быть, старается угождать немусульманской аудитории. Ответ есть - имам считает, что люди мыслят стереотипами, делают выводы о других людях и народах на основе очень поверхностной информации.    

«По характеру я не уступчив и не подстраиваюсь, - замечает он. - Если бы я подстраивался, давно бы уже отрастил бороду, не говорил бы слово «господа», много чего не делал бы. В какой-то ситуации не могу уступить, но силой веры стараюсь делать внутреннее торможение. Два с лишним года назад, до того как пересел на велосипед, на светофоре, как это часто бывает  у водителей, возникало желание доказать, что у тебя более «заряженная машина». В таких случаях я с удовольствием жал на газ, обгонял, потом нажимал на тормоз, показывая, что я не собираюсь московские гонки на московских улицах устраивать».

 «Ничего не комментирую, политических вопросов не касаюсь, меняю телефоны»

Когда во всем мире, в том числе в Татарстане, происходили резонансные события, не слышно было Ш.Аляутдинова: он игнорировал политические вопросы…  

 «Когда я что-то делаю, выстраиваю свою жизнь, делаю акцент на тех вещах, на которые я могу повлиять, - продолжает автор «Триллионера». -  А политиканство, обсуждение чего-то и кого-то, политической ситуации? Если бы я был политической фигурой, и в моих силах было бы повлиять на то или иное, то я бы в первую очередь предпочел не говорить, а влиять на это».

«Триллионер» признается, что делает только то, что приносит живой фактический эффект. «Бывают взрывные темы – я их не использую, мне больше нравится взрывать мозг, - сообщает Аляутдинов. - Поэтому меня нигде в интернете и не слышно. Я ничего обычно не комментирую, периодически меняю и телефоны, в том числе. Использовать разные темы, чтобы поднять свою популярность тоже не в моих правилах. Изначально не шел этим путем, мне это абсолютно не интересно, я стараюсь говорить о том, на что могу повлиять положительно».

Политические вопросы о религиозной ситуации в Татарстане были ожидаемые, но автор сослался на то, что его аудитория не политизированная. «Я общался с депутатами, бизнесменами, влиятельными людьми и последние 20 лет  подавляющее большинство мероприятий и конференций не посещаю, - признался он. - Я давал сотни интервью и видел, что остается от моих слов. Я знаю закулисную игру, кухню политическую. В итоге максимально стараюсь от этого отстраняться, потому что жизнь быстротечна, и можно постараться сделать то, что было бы полезно с точки зрения земного счастья и вечного».

Последние события в Татарстане Аляутдинова беспокоят, за первенство Татарстана в религиозной сфере он выступает, но отмечает -  пока идут серьезные потери.

«Не хочу ходить кругами вокруг вопросов «разрешает ли Ислам музыку» и «можно ли пить кефир»

«Из года в год мне задают одни и те же вопросы, - рассказывает имам. - Я на них уже ответил и написал в книгах. Я не хочу оставаться на этом уровне, ходить кругами вокруг одного и того же. Судьбы людей, десятки тысяч вопросов, которые прошли через мою голову, дали понять, что надо идти дальше вопросов о том, разрешает ли Ислам музыку, можно ли пить кефир. Я хочу это там закрыть».

Аудитория у новых вопросов будет тоже другая – желающая подняться на новый уровень, поэтому семинары ограничили, в том числе платными билетами,  поставили определенные границы. «Я расту вместе с вами,  мне не интересна болтовня, не интересно стояние на месте, - говорит он. - Не раз мне говорили, что я вещаю на мозг, а если послушать проповеди моего брата, то он на сердце. Поэтому моя аудитория – те, кто включает мозги».

Тот, кто не включает эти мозги, то есть человек, просто пришедший с улицы, по его словам, не поймет, скажет, о деньгах говорят, «на самом деле это он о деньгах говорит». «На семинарах хочу вытащить как можно больше людей из нищенского диалога души, - надеется автор проекта. - Мне не дано, у меня нет возможностей, я такой бедный, зажатый - об этом не говорят, но в людях сидит эта нищета. Так не должно быть, даже если у верующего ничего нет, но если сердце довольно положением, то он и самый богатый человек одинаковы».

«Переезд в другую страну - для меня поражение, а я не любитель проигрывать»

Этот вопрос родился в связи с тем, что Ш.Аляутдинов в последнее время, как известно, активизировал изучение английского языка. Но это, по его словам, было до операции на сердце, после – все планы сдвинулись, а приоритетом стали семинары по мусульманскому коучингу.

«Если получу визу, то займусь изучением языка в Америке, но моя семья там не собирается оставаться. Если послушать мои выступления, то можно понять, что я не так положительно отношусь к Америке. Для меня этот переезд даже унизителен как для россиянина. Переезжать куда-то, тем более в англоязычные страны, будет неким поражением, а я не любитель проигрывать».

 «Я почувствовал запах смерти...»

В ходе конференции Аляутдинов большое внимание уделил недавно перенесенной операции на серце. 

«Я почувствовал запах смерти. Каждой клеткой своего тела, мозга прочувствовал, что все, я умираю. Четыре грамотных московских специалиста поставили смертельный диагноз, сказали, что мне осталось жить несколько часов и вряд ли успеют довести до операционной. Друзья активно включились: отправили результаты обследования в Германию. Там профессор сказал, что осталось жить несколько месяцев, с таким диагнозом люди обычно умирают. Операция считается одной из сложных, она длилась пять часов. Когда врачи надевали маски, я готовился к тому, что не проснусь. Вскрывают грудную клетку, отключают сердце (это делали дважды), включают искусственное кровообращение.  Но операция прошла успешно и придала мне очень большой багаж жизненного опыта. Врачи сказали, что причина неизвестна. Значит, так определил Всевышний», - будоражил свою память Триллионер.

Социальные комментарии Cackle