Противостояние террористической угрозе и борьба с радикализацией ислама во Франции

Эммануэль Макрон

Эммануэль Макрон

В продолжение антитеррористических мер, начавшихся в 2015 году, президент Франции Макрон в прошлую пятницу объявил о грядущем принятии нового закона, направленного на предотвращение религиозного сепаратизма. У этой законодательной инициативы есть своя предыстория, и она уходит на пять лет в прошлое, когда в ноябре 2015 года в столице Франции и его пригороде почти одновременно произошли скоординированные теракты.

Террористы произвели взрывы возле стадиона «Стад де Франс» в Сен-Дени, расстреляли посетителей нескольких ресторанов, а также устроили бойню в концертном зале «Батаклан». В «Батаклане» около 100 человек были захвачены в заложники. Всего жертвами теракта стали 130 человек, более 350 пострадали. Эти террористические атаки стали крупнейшими по числу жертв за всю историю Франции.

Какие шаги предприняло правительство страны после нанесения по ее гражданам столь тяжелого террористического удара?

После терактов 2015 года, правительство ввело чрезвычайное положение. Это была исключительная мера, которая в конечном итоге сохранялась в течение достаточно долгого времени. Менее чем через пару недель после введения режима ЧП Эммануэль Макрон выступил с речью, проливающей свет на новый закон Франции о внутренней безопасности. Учитывая контекст, новый закон о внутренней безопасности непосредственно касался террористической угрозы, которая стала главной заботой государства и его граждан после увеличения числа террористических нападений на территории страны. Этот новый закон был направлен на то, чтобы пресечь террористические проявления путем разработки и адаптации контртеррорисических мер, которые должны были осуществляться в долгосрочной перспективе.

Изменения во французском законодательстве по времени совпали с подъемом международной борьбы против ДАИШ (запрещенного в РФ ИГ) в Ираке и Сирии. Поэтому тогда же возникли устрашающие прогнозы о том, что боевики ИГ, возвращающиеся во Францию, могут продолжать свою террористическую деятельность у себя на родине. Осознавая эту новую угрожающую реальность, французское правительство посчитало, что законодательные изменения, касающиеся контртеррористических мер, приведут к более стабильному и эффективному ответу на новую угрозу безопасности страны. Были проработаны различные аспекты антитеррористической деятельности государства. Среди них было предусмотрено усиление разведывательных спецопераций, занятие более жесткой позиции в отношении людей, не имеющих вида на жительство во Франции, и новый план борьбы с радикализацией в среде французских мусульман.

Одной из мер реализации нового закона было увеличение количества военнослужащих, развернутых на территории страны. Эта мера не имела себе равных: количество личного состава задействованных в контртеррористической операции военных колебалось от 7000 до 10000 штыков в зависимости от контекста и уровня угрозы. Принятие мер по усилению военного сегмента контртеррористической операции (КО) в те дни продемонстрировало решимость Франции по принятию решительного военного ответа на угрозу. Согласно закону, привлеченные к КО военные должны «интенсивно развертываться в нужном месте и в нужное время».

Однако по мнению скептиков, увеличение числа военных, привлеченных к КО является неподходящим ответом на террористическую угрозу в виду ее непредсказуемости. Таким образом, было заявлено, что КО с участием военных стратегически неэффективна и скорее является успокаивающей и сдерживающей мерой, результаты которой носят лишь психологический и политический характер, создавая видимость активной антитеррористической деятельности.

Более того, привлечение военных и соответствующей техники сказывается на бюджете страны. Стоимость такой операции слишком ощутима, при этом ее эффективность весьма ограниченна в плане безопасности. Франция и без того столкнулась с необходимостью принятия значительно увеличенного бюджета для поддержки своей интервенционистской политики за рубежом.

Перед своим избранием Эммануэль Макрон пообещал увеличить оборонный бюджет, чтобы позволить Франции реализовать свои международные амбиции. Но после своего избрания Макрон, уже будучи президентом объявил о сокращении бюджета армии без малого на миллиард евро. Дошло даже до того, что начальник штаба Вооруженных Сил подал в отставку в знак протеста против урезания военного бюджета.

В этом демарше обозреватели усмотрели конфликт интересов, когда, с одной стороны слишком много денег и внимания уделяется неэффективным и неуместным контртеррористическим мероприятиям, которая, в отличие от терроризма, не может выжить в долгосрочной перспективе, поскольку избыточна для бюджета и обстановки в стране, а с другой стороны, страдают вооруженные силы, которые являются действенным инструментом реализации реальной внешней политики страны.

В продолжение антитеррористических мер, начавшихся в 2015 году, президент Франции Макрон в прошлую пятницу объявил о грядущем принятии нового закона, направленного на предотвращение религиозного сепаратизма. Новый закон, если он будет принят, можно считать очередным шагом на пути борьбы Франции с террористической угрозой. Новый закон преследует цель оградить французских мусульман от возможного внешнего влияния. Так Макрон стремится довести до граждан своей страны, что его обещания достичь равенства и свободы, а также защитить республику и ее ценности, будут выполнены.

Новый закон предполагает принятие комплекса мер для борьбы с радикальным исламом и терроризмом. Меры предполагают предоставление более широких полномочий местным должностным лицам для борьбы с экстремизмом и инвестирование денег в образование, которое специализируется на исламской культуре, включая другие социальные вопросы, такие как жилье или доход. Еще одна мера включает в себя введение дополнительных ограничений в сферу религиозного культа и объекты мусульманской инфраструктуры. В первую очередь, речь идет о мечетях. Закон требует, чтобы работающие при мечетях имамы были обучены и сертифицированы, чтобы получить право для ведения культовой и проповеднической деятельности во Франции.

Точно таким же образом различные мусульманские объединения, получающие финансирование от государства, должны будут подписать т.н. «светскую хартию». Хартия предусматривает, что, если мусульманские организации занимаются пропагандой идеалов, которые не согласуются с ценностями Республики, то они должны быть расформированы. Освободившиеся деньги из государственных фондов будут служить другой цели, то есть они будут вкладываться в образовательные исследования и исследования мусульманской культуры и цивилизации.

Макрон заявил, что важно бороться с теми мусульманами, которые исповедуют идеологию религиозного экстремизма, защищая при этом тех, которые исповедуют мирный ислам, отвечая критериям гражданства Франции. Макрон не безосновательно предположил, что радикальный ислам пропагандирует другие ценности, которые идут вразрез с институтом и ценностями Республики. Макрон также признал, что проблемы экстремизма возникли отчасти в результате собственного сепаратизма Франции в некоторых областях. Надо думать, Макрон имел в виду практику формирования этнических гетто, поскольку он сделал акцент на том, что большое количество людей, имеющих сходное происхождение и религию, собираются или проживают в одном месте, что приводит к «экономическим и образовательным трудностям».

Раз уж речь зашла об образовательной сфере, то добавлю, что президент Макрон объявил, что будет выделено дополнительное финансирование для системы образования страны. Он заявил, что, учитывая сильное влияние, которое образование играет в жизни ребенка, дети с трехлетнего возраста должны будут посещать школу. При этом Макрон заявил, что стремится к тому, чтобы влияние Республики распространялось по всей стране с раннего детства. Он также заявил, что для решения социальных проблем, накопившихся в стране, должны произойти некие «глубокие перемены», которые будут добавлены к принимаемым на законодательном уровне новым мерам. Однако более подробная информация будет представлена в течение следующих двух недель, поскольку закон должен быть принят в декабре.

По признанию аналитиков, речь, которую Макрон произнес в пятницу, была расплывчатым наброском мер, которые должны будут реализованы в будущем.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle