Первая англо-афганская война: последствия

Первая англо-афганская война: последствия

Первая англо-афганская война: последствия

Итак, такое понятие, как информационная война – старо как сама война. Первая англо-афганская война продемонстрировала это еще раз, равно как и то, насколько эффективным может быть информационное оружие. Безоговорочная победа англичан на информационном фронте над афганцами положила еще один большой камень в стену предубеждения и фобий, которая на протяжении веков воздвигалась на Западе по отношению к мусульманам.  Создание негативного образа мусульман стало фирменным стилем западной журналистики того времени, которое с маниакальным упорством тиражируется и в наше время.

Что касается афганской точки зрения на войну с англичанами, то афганцы, думаю, даже представления не имели о том, какому могучему противнику они надрали задницу. Такова была странная особенность мусульманского менталитета, или, скажем так, культурного кода: в то время, как Запад изучал мир мусульман, мусульмане не интересовались тем, какой мир складывается за границами их территорий. Поэтому, когда афганцы выступили против пришельцев, для них это была война с очевидным захватчиком и душегубом. Не имело значения Британия ли вторглась на их земли и стала устанавливать свои порядки, или какая-то друга страна. Важно было другое – агрессор вторгся в их страну.

Таким образом, афганцы воевали против безжалостного и жестокого врага, солдаты которого убивали афганцев, истребляли их семьи, разрушали и грабили хозяйство. Для афганцев эта война была самым настоящим джихадом в истинном смысле этого слова. Вряд ли афганцы задумывались о том, что конец, который встретила британская армия, был оправдан в свете ее собственной первоначальной мерзкой колониальной миссии. Простые афганцы даже понятия не имели о таких терминах, как колониализм, экспансионизм и пр. Разве только их правители, которые по роду деятельности должны были смотреть на мир шире, осознавать его политическое многообразие и в глобальном смысле понимать особенности эпохи, в которой им довелось жить.

Между тем, уничтожение британского колониального корпуса в Афганистане не привело к окончанию войны. Совсем скоро – уже в сентябре 1842 года две британские армии, одна из Кандагара, а другая из Джелалабада, двинулись на Кабул, с целью отомстить за потери британцев в течение предыдущей зимы и восстановить свое разбитое достоинство. Уничтожив большую часть города Кабула, включая его знаменитый базар Чарчатта (один из крупнейших базаров в Центральной Азии в то время), британцы двинулись дальше на север, чтобы опустошить Чарикар и Исталиф, где укрылось большое количество жителей Кабула.

В Исталифе британцы вырезали всех афганцев, достигших половой зрелости. Британцы изнасиловали сотни афганских женщин в Исталифе (и тысячи в течение всей войны). История кровавого британского беспредела в Афганистане рассказана Арнольдом Флетчером в его историческом исследовании «Afghanistan: Highway of Conquest» («Афганистана: Путь завоевания»), изданной в 1965 году. Эта книга ясно демонстрирует, что британцы использовали насилие как оружие войны против афганцев. Однако даже в наши дни мало кто знает о зверствах британцев в Кабуле, Чарикаре и Исталифе. Даже труд Флетчера издавался лишь дважды и в интернете этот 325-ти страничный раритет торгуется за бешеные деньги – 961 доллар США.

Обложка книги А.Флетчера 1982 года издания

Обложка книги А.Флетчера 1982 года издания

Так получилось, что афганцы, которые уничтожили британскую армию в январе, не были затронуты британским геноцидом. Они насиловали и убивали тех, кто не участвовал в их разгроме. Однако это ничего не значило для англичан – они закусили удила и вырезали мирное население. Затем, поняв, что провести еще одну зиму в Афганистане будет так же дорого, как и предыдущую, обе британские армии решили отступить в Индию через Хайберский перевал в октябре 1842 года. Таким образом, первая англо-афганская война закончилась трагически, в основном для афганцев: колонизаторы одержали еще одну победу – над беззащитным гражданским населением.

С точки зрения стратегии, первая англо-афганская война закончилась крупным поражением для Британии, но она оставила незаживающую рану на теле и памяти афганской нации. Помимо того, что афганцы понесли потери в десятки тысяч мирных ремесленников и земледельцев, женщин и детей, они лишились своих посевов и базаров – средоточия экономической жизни. Афганцы продолжали страдать от последствий развязанной британцами войны в течение долгих десятилетий.

Вторгшись в Афганистан, англичане на века заслужили среди местного населения репутацию нелюдей и заслуженно пользуются враждебностью со стороны афганцев. До войны англичане имели какой-то положительный облик и даже успели завоевать уважение. Перед войной многие известные британцы побывали в Афганистане.

Например, в 1809 году шотландский государственный чиновник и историк, автор книг по истории Индии и Афганистана, будущий губернатор Бомбея Маунтстюарт Эльфинстон (1779-1859) совершил поездку ко двору Шах-Шуджи в Пешавар, где был тепло принят королем. Афганистан посетил и Чарльз Массон  (1800-1853), известный также по настоящему имени Джеймс Льюис, военный, исследователь Британской Ост-Индской компании, ставший первым европейцем, обнаружившим руины Хараппы в Пенджабе (Пакистан); Александр Бёрнс (1805-1841) – шотландский исследователь, дипломат, который получил прозвище Бёрнс Бухарский за свою роль в установлении контакта Британии с Бухарой и ее изучении. Его мемуары под названием «Путешествия в Бухару», представляя собой отчет о путешествии из Индии в Кабул, Татарию и Персию, стали бестселлером после опубликования в 1842-м году. Словом, известные британцы, побывавшие в Афганистане до войны, начали было налаживать межкультурные мосты. Однако после войны практика британских научных и дипломатических поездок в Афганистан практически прекратилась и виной тому – совершенный военными геноцид против афганцев.

Современное издание книги А. Бёрнса «Путешествия в Бухару». На обложке изображен автор в бухарских одеяниях

Современное издание книги А. Бёрнса «Путешествия в Бухару». На обложке изображен автор в бухарских одеяниях

В последующие десятилетия, когда обострилось большое политические противостояние между двумя могущественными соседями Афганистана – Великобританией (с ее колониями в Индии) и Россией, наседавшей с севера, Афганистан, наученный горьким опытом, препятствовал въезду в страну и российских подданных. Многие англичане и русские, желавшие отправиться в Афганистан, подозревались в шпионаже. В качестве контрмеры для защиты своей независимости афганцы запретили въезд в Афганистан как британцам, так и русским. Вполне естественно, что афганцы особенно опасались англичан, ведь за прошедшие после первой войны годы, с 1838 по 1919, англичане трижды пытались покорить эту страну, но безуспешно.

Между тем, надо отдать должное афганцам, на фоне их тотального недоверия к русским и англичанам, другие европейцы, такие как немцы, например, или австрийцы, а также их единоверцы-мусульмане из Российской империи, в особенности из Туркестана жили там почти полностью свободно. Столетие назад некий британский агент в Кабуле сделал следующее замечание о немцах и австрийцах в Кабуле: «...они могут совершенно свободно разгуливать по базарам; с ними обращаются гораздо лучше в Кабуле, чем с британским агентом или его штабом, с которыми обращаются как с преступниками и которым наносят всевозможные мелкие оскорбления».

В историю Афганистана в негативной коннотации вошло и имя предателя Шах-Шуджи, ставшего британской марионеткой и причиной развязывания Первой англо-афганской войны. Его имя стало, фактически, нарицательным: в 1980-х годах советская марионетка Бабрак Кармаль (1929-1996) был широко известен афганцам как «Шах-Шуджа Второй». В дальнейшем, спонсируемый Вашингтоном правитель страны Хамид Карзай (род. 1957) в народе был позван «Шах-Шуджа Третий». Именно по этой причине Карзай, постоянно работая в сговоре с США за закрытыми дверями, публично занимал антиамериканские позиции. Карзай не хотел, чтобы история судила его как очередного Шаха-Шуджу.

По итогам англо-афганский войн можно сказать, что у афганцев сложился стойкий образ британца как отпетого негодяя. Бывший советник губернатора Парвана в Афганистане Арвин Рахи, пишет, что в Афганистане и по сей день ни к одному иностранцу не относятся с таким подозрением, как к англичанам . С другой стороны, с подачи британцев, война стала средством распространения стереотипов об афганцах как о «диких», «ненадежных» и «жестоких». Даже через сто лет после войны американцы, под влиянием британского мышления, не хотели открывать посольство в Кабуле, потому что считали, что афганцы ненавидят иностранцев, особенно немусульман.

Несмотря на почти десятилетие войны с советскими войсками и продолжающуюся вот уже два десятилетия американскую оккупацию Афганистана, британцы продолжают возглавлять список самых нерукопожатных и отвергаемых иностранцев. Недоверие к британцам не ограничивается также и определенным сегментом афганского общества. Такое отношение широко распространено во всех слоях общества. Таким образом, англо-афганские войны продолжают бросать из прошлого темную тень на афгано-британские отношения.

В целом, Афганистан продолжает оставаться горячей точкой, в которой все воюют против всех. остается только надеяться, что все-таки настанет время, когда по воле Всевышнего, в эту страну вернутся покой и процветание.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle