Японская дипломатия в мусульманском мире

Япония и Ислам (Zuma\TASS)

Япония и Ислам (Zuma\TASS)

Казалось бы, в Ливии идет гражданская война, однако в самый ее разгар представители японской нефтяной экспортной компании вдруг посетили столицу Ливии Триполи, где имели переговоры с руководством ливийской Национальной нефтяной корпорации (ННК).

Где Япония и где Ливия? Причем, последняя охвачена беспорядками и кровопролитием, да еще и при самом серьезном влиянии извне со стороны России, Турции и ряда других заинтересованных стран. Контакт с Ливий обязывает Японию четко обозначить свои предпочтения, а это может повлиять на другие аспекты японской международной политики и ее отношения с другими заинтересованными силами. Этот визит показывает, что симпатии Токио находятся на стороне Правительства национального согласия (ПНС). Неужели уже в начале года (когда состоялась их встреча с руководством ННК) японцы знали, на какую из воюющих в Ливии сторон следует делать ставки?

Между прочим, Япония не вдруг оказалась на Большом Ближнем Востоке (ББВ) или, как его еще называют – Ближний Восток и Северная Африка (БВСА). Естественно, что Токио имеет дипломатические отношения с государствами мусульманского мира. И это не первый случай, когда Япония идет на контакт с Ливией. На самом деле история отношений Японии с Ливией, которую Токио поддерживал даже тогда, когда другие страны объявили изгоем и пособником терроризма ее лидера, – Муаммара Каддафи, – насчитывает без малого сто лет, уходя своими корнями в далекие 1930-е годы.

Девяносто лет, если быть точным, японо-мусульманских отношений – это не так долго, и на это есть свои причины. Дело в том, что после первого знакомства с европейцами в середине XVI в. Япония прошла период активной с ними торговли, а затем, по определенным причинам, ввела режим сако́ку, т.е. изоляции страны от внешнего мира. Причиной этого стало восстание японцев, принявших католицизм и ставших марионетками в руках агентов Ватикана, – монахов-иезуитов.

Правители Японии осознали опасность иноземной религиозной пропаганды, которая оказалась способной переформатировать сознание населения в интересах посторонних сил. Поэтому Япония была закрыта и в течение последующих пары веков не открывалась для иностранцев. Еще в 1825 году действовал приказ открывать стрельбу по любому западному кораблю, который появится вблизи японских берегов.

Однако напористый западный финансово-промышленный колониализм все-таки добился своего – Япония была вынуждена открыть границы. В стране началась промышленная революция, модернизация и вестернизация. В результате, спустя сто лет, на востоке возникла вдруг новая мощная капиталистическая морская держава, ориентированная на активное освоение окружающего мира и продвижение своих интересов. Победа Японии в русско-японской войне 1905 года – яркий тому пример.

В 1930-е годы в Японии резко возрос интерес к Исламу. И способствовали этому татары, которые во множестве поселились в этой стране, эмигрировав из России после революции 1917 года. Первая в Японии мечеть была возведена ими в 1931 году в Нагое. В 1938 году была открыта самая большая и самая знаменитая мечеть в Токио. На церемонии его открытия присутствовали высокопоставленные лица Японии, дипломаты из других стран и представители татарской эмиграции в Японии.

Лидеры татарской общины, среди которых был и выдающийся религиозный и общественный деятель Абдурашит Ибрагимов, добились того, что мусульманская община поддерживалась японским правительством ка морально, так и финансово. Благодаря активной миссионерской работе татарских эмигрантов японское правительство в те годы стало проявлять все больше интереса к исламу и к исламскому миру. В 1937 году при поддержке государства была создана Ассоциация Исламской Культуры. В 1938 году японский МИД стал издавать свой собственный журнал Islamic Affairs, в том же году был создан как правительственный, так и военный фонд.

“Мактаб Исламия”: история первой мусульманской школы в Японии >>

В те же годы в Японии был заложен фундамент научного изучения мусульманского мира. Была создана Большая японская мусульманская лига – фактически это был научно-исследовательский институт исламоведения. Был создан Восточноазиатский Научно-исследовательский институт, который подчинялся Управлению планирования кабинета министров страны и отвечал за научные исследования по Ближнему Востоку и Исламу. Первые японские исламоведы, ставшие учеными с мировыми именами начинали изучать ислам у татар. Например, Тошихико Исуцу, впервые переведший Коран на японский язык, был учеником Абдурашита Ибрагимова и Мусы Бигиева, который, кстати, тоже присутствовал на открытии мечети в Токио.

Таким образом, присутствие на японской земле ислама в лице татар, предопределило интерес Японии к Ближнему Востоку и к исламу. Поэтому, когда делегация из Японии оказывается вдруг в охваченной войной Ливии, то мы держим в уме, что в 1911-1912 гг. Абдурашит Ибрагимов участвовал в освободительной войне ливийцев (тогда еще подданных османской империи) против итальянской агрессии. Возможно, это держат в уме и японцы.

Их страну в глазах арабов выгодно отличает отсутствие в ее истории колониального порабощения мусульманских народов. Японцы это понимают и в своих отношениях с лидерами арабо-мусульманского мира всегда позиционируют себя как приверженцев анти-колониализма.

Отношения Японии с государствами БВСА характеризуются не только как способ обеспечения своего политического присутствия в регионе, но способ обеспечения энергетической зависимости страны. Поскольку единственной силой, которая способна повлиять на действия Японии в этом регионе являются США, то нужно отметить, что до сих пор Япония в регионе БВСА старалась действовать осторожно, не раздражая американцев. Поэтому дипломатия Японии в БСВА – с самого своего начала была историей балансирования между своими интересами, интересами ближневосточных партнеров и интересами США.

История японско-ливийских отношений представляет собой яркий пример того, как Токио продолжает преследовать свои собственные интересы в регионе БВСА, несмотря на то, то в этот раз эти ее интересы могут вступить в противоречие с интересами США – главного геополитического союзника Японии. Однако и этот союз, кажется, уже дал трещину, поскольку недавно власти Японии отказались размещать на территории страны американские системы ПРО наземного базирования Aegis Ashore. Сам по себе акт неслыханной дерзости со стороны Токио, способный вызвать резкую реакцию со стороны Вашингтона.

Продолжение: Японская дипломатия в мусульманском мире. Часть 2

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle