Айя София: восстановление духовной связи с прошлым

Отныне Мечеть Айя-София. (Источник фото: yandex.ru)

Отныне Мечеть Айя-София. (Источник фото: yandex.ru)

Наконец-то произошло крупное позитивное событие в череде превалирующего негатива, угнетающего мусульманский мир: Турция отменила указ Совета Министров 1934 года о преобразовании мечети Айа София в музей.

Инициатива исходила от президента Турции Реджепа Эрдогана, после чего были проведены соответствующие юридические процедуры, в том числе – принятие судом соответствующего решения. Затем было издано распоряжение об открытии храма Айа София для богослужений и передаче его в юрисдикцию Министерству ТР по делам религий. Когда спустя десятилетия с минаретов храма впервые прозвучал азан, тысячи людей совершили молитву в этой грандиозной мечети.

Отныне пропуском в Айа Софию для мусульман будет не дорогостоящий билет, дающий право поглазеть на это великолепие, а тахарат, т.е. ритуальное омовение, и последующий намаз. Что касается немусульман и, вообще – туристов, то Айа София, как другие мечети города, останется открытой для всех в качестве главной исторической достопримечательности Стамбула. Причем, доступ в него будет бесплатным, как это имеет место, например, в великолепной Голубой Мечети, что напротив Айа Софии.

Однако много нашлось тех, кто решил пошуметь и выразить свое недовольство, по всему миру после того, как мечеть обрела свой прежний статус молитвенного места, мол это произвол властей, оскорбление чувств христиан, покушение на основы западной цивилизации и пр. Недовольство вызвано либо незнанием истории вопроса, либо является проявлением лицемерия и двойных стандартов.

Как Айя София была превращена в музей

С юридической точки зрения о произволе не может быть и речи, поскольку храм был личной собственностью султана Мехмета II – он был выкуплен им у тогдашних христианских властей Константинополя после завоевания города в 1453 году. Султан предложил христианскому патриарху продать здание и прилегающую территорию. Учтем также, что после завоевания города и до момента совершения сделки храм оставался открытым, принимая прихожан и священников. Что касается оскорбленных чувств, то совет: обратитесь к истории. А она не знает подобных фактов из истории завоеваний христианских правителей. Не будем ходить далеко и вспомним, хотя бы Казань. Что сделал Иван Грозный с соборной мечетью Казани? Что сделали завоеватели с тысячами городских и деревенских квартальных мечетей? Ответ очевиден. А что происходит сейчас в Екатеринбурге, где мусульман лишают уже имеющихся мечетей? Где возмущение радетелей справедливости?

Но это – в прошлом. А в наши дни даже ЮНЕСКО, закрывающая глаза на действия Израиля против мечети Аль-Акса и мечети Куббат ас-Сахра, которая в виртуальных туристических программах уже исчезла, а на ее месте возведен иудейский храм, тем не мене, лицемерно возражает против изменения статуса Айа Софии, показывая тем самым себя как проводника идеологии колониализма.

Почему-то, никто не возражает против того, что Большая мечеть в Кордове была превращена в церковь, что третий в мире по величине кафедральный собор в Севилье был когда-то соборной мечетью; что Церковь Сальвадора в той же Севилье также первоначально была мечетью, как и многие другие небольшие мечети по всей стране, превращенные в церкви силой, а не путем покупки, как это было в случае с Айя-Софией после завоевания Константинополя.

Собор в Севилье

Собор в Севилье

Действительно, многие мечети были превращены в церкви, бары, дискотеки и даже амбары для животных в Испании, Португалии, большей части Восточной Европы – бывших владениях османов. В Китае и в наши дни власти глумятся над мечетями, превращая их в питейные заведения, или попросту сравнивая с землей. Где возмущение мировой общественности?

Между прочим, документ, подтверждающий факт купли-продажи Айа Софии, до сих пор хранится в архивах Анкары. И только после того, как покупка была завершена, султан добавил четыре минарета в османском стиле и шамаили с арабской каллиграфией имен Аллаха и его пророка Мухаммеда, мир ему. Султан также постановил, что Айа София будет являться вакуфом, т.е. даром султана мусульманам. Статус вакуфного имущества предполагает, что любые изменения объекта, включая изменение его предназначения запрещаются. Следовательно, произволом было как раз-таки объявление Айа Софии музеем в 1934 году.

Таким образом, до известного акта 1934 года азан звучал над Айа Софией в течение почти 500 лет. Однако по результатам Первой мировой войны, в которой Османское государство выступило в качестве союзника Германии, Стамбул был оккупирован, и молитвы в Айя-Софии были запрещены. Затем основатель светской Турецкой Республики Кемаль Ататюрк был вынужден превратить мечеть в музей.

Вынужден, потому как не только статус Айа Софии, но и многие нюансы государственности были ему навязаны победителями (например, запрет на сто лет пользоваться ископаемыми ресурсами на территории страны, и ряд других, в частности – запрет на позиционирование страны как общетюрского достояния). Не подчинись тогда Ататюрк внешнему диктату – современной Турции попросту не было бы на карте мира.

Храм Айа София – это не просто мечеть, которая была превращена в музей, но и символ периода исламских завоеваний и память нации, чьи подвиги осуществлялись благодаря несокрушимой вере и высокой исламской этике. Это был вдохновляющий памятник подвига тюркской нации, в котором завоевание Константинополя Мехметом аль-Фатихом, - Завоевателем, был лишь промежуточным этапом. Поэтому восстановление юридического статуса Айа Софии как мечети означает, что в прошлом осталась еще одна фаза колониального господства. Реставрация была давней мечтой турок как средство избавиться от колониализма. Совсем скоро падут оставшиеся невидимые, негласные, но жесткие колониальные оковы на теле турецкой государственности.

Благодаря Ататюрку начинается история самостоятельной Турции, замечу – на протяжении всего ХХ века единственного в мире независимого тюркского государства. Это надо помнить и ценить. Затем, с приходом к власти амбициозного Реджепа Эрдогана, Турция смогла превратиться в крупную международную и региональную силу.

Эрдоган обещал вернуть Айа Софию мусульманам еще в далеком 1994 году, когда он был мэром Стамбула. И Эрдоган сдержал свое слово. Этот акт имеет для Турции непреходяще консолидирующее значение, поскольку стал точкой примирения даже для его политических оппонентов. Например, непримиримый политический противник действующего президента экс-премьер-министр Ахмет Давутоглу, заявил, что долгожданная мечта стала реальностью, и поздравил народ с восстановлением статуса Айа Софии как мечети и символа великих завоеваний предков.

Также отметился и бывший президент Турции Абдулла Гюль. Между ними Эрдоганом имеются политические разногласия. Но Гюль написал в одной из популярных соцсетей поздравительное послание по поводу открытия Айа Софии для мусульманских богослужений и сказал, что это историческое решение порадовало турецкий народ. Он поблагодарил и поздравил всех, кто принимал участие в принятии этого решения.

Бывший лидер Народной партии Мухаррам Инче, выступавший против Эрдогана на президентских выборах, отметил, что вопрос о статусе Айа Софии является, ни много, ни мало – вопросом турецкого суверенитета, и ни США, ни Европа, ни Греция, ни какая-либо другая страна или учреждение не должны вмешиваться в его решение.

Храм Айа София – это один из символов, лежащих в основе турецкой идентичности. А решение о восстановлении ее в качестве мечети является историческим шагом, который воскрешает духовную связь между современной Турцией и Османским государством.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle