«Президент Узбекистана идет по правильному пути»

(Фото: turi-uzbekistana.ru).

(Фото: turi-uzbekistana.ru).

Узбекистан издавна славится как толерантная страна, в которой разные национальности и народности, представители конфессий сосуществуют в мире и согласии, свободно совершая богослужения и религиозные обряды.

Сегодня здесь открываются новые современные мечети, реконструируются старые здания культовых учреждений. Узбекистан в последнее время проделывает огромную работу по решению вопросов свободы религии и убеждений. Так, буквально два дня назад, 6 июля, президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев подписал важный для своего народа закон «О свободе совести и религиозных организациях» в новой редакции.

Этот закон, помимо прочего, снимает запрет на ношение хиджаба в общественных местах (прим.ред. закон «О свободе совести и религиозных организациях» был принят в стране в 1991 году, последние изменения вносились в документ в 1998 году). Согласно новой редакции, из закона исключена норма о запрете на появление жителей республики в хиджабах и других религиозных атрибутов одежды в общественных местах.

(Фото: magput.ru).

(Фото: magput.ru).

Кроме того, упрощается процедура регистрации религиозных организаций. «Документы для регистрации религиозной организации рассматриваются регистрирующим органом в месячный срок со дня получения обращения», – говорится, в частности, в тексте закона. Ранее данный срок составлял три месяца. Также минимальное число лиц, инициирующих регистрацию местной религиозной организации и поставивших за это свои подписи, сокращается вдвое – со 100 до 50 человек.

Приостановить и прекратить деятельность религиозной организации теперь можно исключительно через суд. Предоставление религиозного образования вне религиозного учебного заведения отныне признается в качестве незаконной деятельности.

(Фото: rg.ru).

(Фото: rg.ru).

Все это воочию показывает заинтересованность узбекского государства в определении конкретных норм свободы совести и обеспечении своим гражданам права исповедовать любую религию. Этот закон также запрещает принудительное обращение в любую религию.

Свое мнение порталу Ислам-тудей относительно этого исторического документа и законодательных нововведений президента Узбекистана Шавката Мирзиеева выразили  эксперты, политологи и муфтии России.

Фото: otkrytie.ru).

Фото: otkrytie.ru).

Рафик Мухаметшин, заместитель муфтия Татарстана, доктор политических наук, профессор, действительный член Академии наук РТ.

– После прихода к власти Мирзиеева ситуация изменилась. Здесь при Каримове довольно жесткие были отношения, и к мусульманам было отношение не очень, и мечети могли просто так закрываться по каким-то непонятным причинам, и с хиджабом были проблемы. Он после своего прихода Шавкат Мироминович сразу объявил о либерализации, в том числе в экономике.

Очень серьезные изменения происходят и в сфере взаимоотношений с исламскими учебными заведениями. Наконец очередь дошла и до подписания этого закона о снятии запрета на ношение хиджаба. Но это давно надо было делать. Поскольку это, по сути дела, мусульманское государство, практически 100%, и запрет на ношение хиджаба выглядел очень непонятным.

(Фото: kazanriu.ru).

(Фото: kazanriu.ru).

Думаю, что сейчас мусульманскому сообществу будет легче. Ведь хиджаб и светскость – одно другому не мешает.
После прихода нового президента и в самой системе исламского образования изменения тоже произошли. Они практически параллельно с Булгарской исламской академией открыли свою академию, только на базе Ташкентского исламского университета, также сейчас у них есть крупнейшие центры хадисоведения, корановедения как в Бухаре, так и в Самарканде.

Знаменитое медресе Бухара, они его из средне-профессионального сделали высшим профессиональным учебным заведением. Это говорит о том, что сегодня система мусульманского образования сделала большой скачок и поднимается на довольно высокий уровень. Муфтият Татарстана не первый год ведет плодотворное сотрудничество с мусульманами Узбекистана, в ближайшем будущем эти связи будут только крепнуть и расширяться.

(Фото:facebook.com).

(Фото:facebook.com).

Ахмет Ярлыкапов, российский исламовед, антрополог религии, этнолог, кавказовед, к.ист.н.

– Я думаю, что это все укладывается в русло того, что делает Мирзиеев: им уже давно взят курс на постепенную либерализацию, и сейчас это вполне логичный шаг. Он как серьезный человек понимает, что сразу все отпускать нельзя, делать нужно это все постепенно, и я думаю, что это однозначно будет работать на укрепление его позиций. Узбекское общество очень исламизировано как традиционно, так и исторически, и для жителей это решение было ожидаемым.

То, что делает Шавкат Мирзиеев, очень похоже на то, что начинал делать в Советском Союзе Михаил Горбачев. Мирзиеев проводит ту же политику «потепления», но при этом учитывая ошибки, совершенные Горбачевым, и у него в этом плане все достаточно схвачено.

Я думаю, что он понимает всю пагубность именно резких изменений, и, соответственно, то, что он делает, работает на «потепление», но при этом режим власти сохраняется. Беседовал с коллегами из Узбекистана, они говорят, что люди очень воодушевлены, то есть уровень свободы ощутимый.

(Фото: islamnews.ru).

(Фото: islamnews.ru).

Нафигулла Аширов, муфтий, председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России

– У Узбекистана традиционные глубокие корни, связанные с исламом. Думаю, что тут ничего удивительного нет.

Новый президент Узбекистана принес много положительных изменений, которые отмечают сами жители страны, будь то мусульмане или люди другого вероисповедания. И в принятии закона о том, что мусульманкам разрешается ношение головного платка, ничего здесь экстраординарного нет. Потому что в современном цивилизованном мире такое право является не каким-то подарком, а неотъемлемой частью права человека свободно выбирать для себя ту или иную форму одежды.

В любом либеральном обществе, которое признает принципы свободы совести, права человека – это естественные нормальные взаимоотношения государства и его граждан.

Что касается сокращения минимального количества лиц, инициирующих регистрацию местной религиозной организации, со 100 до 50 человек, то это тоже хорошо. Потому что не все хотят быть учредителями общины, да и набрать такое количество желающих не так просто, большинство людей хотят просто исповедовать свою религию, приходить в мечеть, молиться, а затем заниматься своими семейными делами, работой.

Упрощение возникновения новых религиозных организаций, фактически это тоже акт либерализации сферы свободы совести – это относится не только к мечетям, но и к церквям, синагогам и др.

На сегодняшний день 6 тысяч мечетей в России, а до революции только в татаро-башкирских, волжских регионах их было более 15 тысяч. У нас до сих пор то количество мечетей, которое было до большевистской революции, не восстановлено. И в Узбекистане также, там действовали многие сотни тысяч мечетей и, если их восстановят – это будет проявлением справедливости в отношении верующих.

Президент Узбекистана идет по правильному пути, он избрал для своего государства тот путь, которого придерживается большинство в мировом сообществе. Ведь если людям не давать возможности реализовывать свои права на свободу совести в рамках закона, то они могут трансформироваться в какие-то уродливые экстремистские формы. В этом вопросе тоже видна прозорливость и мудрость президента Мирзиеева, заключающаяся в его понимании того, что, действительно, если у людей есть потребность исповедовать свою религию, то они должны иметь на это законное право.

Я уверен, что этот и другие законы, принимаемые по инициативе президента Узбекистана, касаются не только ислама, но и всех других вероисповеданий. Таким образом, президент позволяет гражданам страны в рамках закона исполнять свои религиозные потребности, и в этом тоже нет ничего удивительного. Как раз это говорит о том, что Узбекистан интегрируется в мировое сообщество как современное демократическое государство, уважающее права своих граждан, в том числе и в сфере религии.

(Фото: dsmr.ru).

(Фото: dsmr.ru).

Альбир Крганов, муфтий Духовного собрания мусульман Российской Федерации

– Все эти изменения мы принимаем с положительной стороны, потому что в ряде толкований закона и внесенных изменений сейчас облегчается жизнь религиозного сообщества.

В Узбекистане проживают более 130 национальностей, 16 конфессий, и, согласно закона, законодатели Узбекистана видимо старались как-то соответствовать международным стандартам, изучали законы Российской Федерации и международных организаций, вели консультации.

Раньше у них был тяжелый путь регистрации приходов, нужно было собирать 100 человек для регистрации махалли, теперь сократили вдвое. Чтобы собираться, им тоже раньше согласования нужно было получать. Во многих местах они дали послабления, но также в законе они четко написали о недопустимости вмешательства политики в религию, что религию нельзя использовать в политических целях. Мне это кажется правильным решением, нельзя разделять людей верующих по национальному, религиозному признаку.

В законе также есть норма, что нельзя насильственно насаждать любое из религиозных воззрений, больше обращается внимание на свободу вероубеждения человека. Теперь также только официальные структуры могут вести образовательную деятельность.
Эта законодательная инициатива, которая принята в Узбекистане, на мой взгляд она демократична, верующим даются дополнительные возможности, и, конечно же, государство как гарант, более чётко прописывает определения, которые нужно всем понимать.

Очень уважительно отношусь к Шавкату Мирзиееву: с его приходом, с его пониманием вообще роли религии в жизни общества все очень изменилось. Именно по его инициативе построены международного уровня учебные заведения (Международный центр изучения хадисоведения и др.), огромная работа идет по восстановлению исторических памятников, уделяется внимание ученым Средней Азии и Узбекистана, исламским ученым, и республика гордится этими именами. Есть понимание того, что как раз эти имена делают Узбекистан тем уважаемым и узнаваемым государством. Без этих личностей Узбекистан был бы намного беднее, ведь великие люди здесь захоронены: имам Бухари, шейх Накшбанди, светские ученые и др.

Я часто бываю в Средней Азии и знаю, что там совершенно другие возможности для реализации для той же молодежи. Остается открытым вопрос проблемы исламского образования на постсоветском пространстве вообще, в странах СНГ и в России. Я считаю, что нам нужно объединить усилия и Совету по исламскому образованию России, учебным центрам и муфтиятам Средней Азии в направлении укрепления основ традиционного толка ислама. Сейчас тем более это актуально в связи с последними событиями, которые происходят в Афганистане.

Социальные комментарии Cackle