Неявные перспективы нашумевшего соглашения

Неявные перспективы нашумевшего соглашения. (Источник фото: yandex.ru)

Неявные перспективы нашумевшего соглашения. (Источник фото: yandex.ru)

Самый популярный в мире энергетический новостной сайт oilprice.com, сосредоточенный на вопросах нефти, газа, альтернативной энергетики и геополитики, публикует слова одного высокопоставленного иранского инсайдера по поводу израильско-эмиратской сделки. Источник сказал следующее: «По сути, Израиль делает через присутствие ОАЭ в Южном Иране именно то, что Иран делал с Израилем через свое присутствие в Ливане и Сирии».

Что это – взгляд в корень проблемы, или досужие вымыслы? Что эта сделка означает на самом деле для двух первостепенных игроков на Ближнем Востоке: Саудовской Аравии и Ирана? На витрине соглашения, под вывеской «Заявление 13 августа 2020» о том, что Израиль и ОАЭ нормализуют отношения, было выложено обещание премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху о том, что он приостанавливает планы аннексии большего числа районов Западного берега, захваченных им в ходе т.н. «Шестидневной войны» 1967 года. Казалось бы, живи да радуйся.

Но это, все-таки Ближний Восток, - бурлящий котел, - поэтому, как и в случае со многими другими вопросами, касающимися этого региона, ответ не так прост, как многие могут себе представить. Свой разбор полетов и видение последствий соглашения между Израилем и ОАЭ предлагает известный аналитик Саймон Ваткинс1.

Он начинает с того, что эта сделка гораздо более многослойна, чем предполагает простое объявление, а это означает, что реакция Саудовской Аравии и Ирана на нее столь же многогранна. Больше всего бенефиций надеются получить ОАЭ, которые хотели бы: 1) прочно войти в число наиболее предпочтительных союзников США для получения будущих деловых и финансовых сделок, поскольку они понесли большой удар от только что закончившейся войны цен на нефть под руководством Саудовской Аравии, и 2) также быть включенными в американо-израильскую разведывательную сеть и сеть безопасности, чтобы защитить себя от Ирана.

Такой ситуация видится из Ирана. Она описана устами уже упоминавшегося высокопоставленного иранского источника, тесно сотрудничающего с Европейским Союзом по вопросам энергетической безопасности. По его же оценке, эта официальная сделка, на деле лишь легализует то, что уже некоторое время происходит между Израилем и ОАЭ в области сотрудничества в разведке для противодействия растущей мощи Ирана в регионе, который стал более милитаристским, учитывая растущее доминирование КСИР [Корпуса Стражей Исламской революции] в Тегеране.

Фактически, можно сказать, что сделка призвана стать «крышей» для масштабной совместной разведывательной инициативы между ОАЭ и Израилем (и, соответственно, США). Еще до подписания сделки в течение двух последних лет наблюдалось резкое увеличение покупок коммерческой и сопутствующей жилой недвижимости в иранской южной провинции Хузестан – ключевом секторе для ее запасов нефти и газа. Покупки осуществляют зарегистрированные в ОАЭ компании.

По словам инсайдера, около полумиллиона иранцев покинули Иран во время Исламской революции 1979 года и поселились в ОАЭ. Эти люди никогда не выступали за то, чтобы КСИР играл ключевую роль в Иране, поэтому некоторые из них были использованы для прикрытия бизнеса или развития рынка коммерческой недвижимости в Хузестане, которые финансируются из бизнеса, зарегистрированного в двух главных центрах страны: Абу Даби и Дубае.

Инсайдер уверен, что подобные предприятия в Абу-Даби и Дубае на самом деле финансируются крупной израильской компанией недвижимости, которая, в свою очередь, финансируется из израильско-американской операции, специально созданной для этого проекта, с бюджетом в 2,19 миллиарда долларов США. По его словам, эти предприятия, а также дополнительные приобретения собственности для лиц, работающих на эти предприятия в Хузестане, означают, что не только коренное иранское население разбавляется неиранскими арабами [хотя в целом персидские в демографическом отношении коренные арабы составляют около двух процентов населения Ирана], но и возможности для сбора разведданных на местах значительно расширились. «По сути, Израиль делает через присутствие ОАЭ в Южном Иране именно то, что Иран делал с Израилем через свое присутствие в Ливане и Сирии», - заявил инсайдер.

Учитывая очевидные возможности для расширения сбора разведданных и экономических и политических потрясений в пределах границ Ирана, вытекающие из новой израильско-эмиратской сделки, Иран был ожидаемо враждебен к ней. Поэтому иранцы начали действовать. Специальный помощник спикера иранского парламента по международным делам господин Амир Абдоллахиан вскоре после объявления о встрече с послом Палестины в Тегеране господином Салахом Завави сделал очень публичное заявление и заявил, что «акт ОАЭ по нормализации отношений с сионистским режимом является стратегической ошибкой, и правительство ОАЭ должно взять на себя ответственность за все его последствия». Он добавил также, что Иран по-прежнему твердо поддерживает палестинский народ. С палестинской стороны г-н Завави обратился к спикерам всех парламентов мусульманских стран с просьбой осудить действия ОАЭ и поддержать «неотъемлемые права палестинского народа».

Более показательной для дальнейших действий, помимо всего лишь слов, стала последующая встреча на высшем уровне министра обороны Ирана бригадного генерала Амира Хатами и его российского коллеги Сергея Шойгу. Хатами публично намекал на существование новых военных сделок, достигнутых с Китаем и Россией, хотя те были опубликованы американскими СМИ. При этом Хатами апеллировал к совместным стратегическим, региональным и международным целям и интересам Тегерана и Москвы, подчеркивая «развитие взаимного оборонного сотрудничества» между двумя сторонами.

Затем Хатами подверг резкой критике недавние попытки США призвать к «незамедлительной отмене» широких международных санкций против Ирана через Совет Безопасности ООН. Он сказал следующее: «в последние годы Иран и Россия предприняли совместные и целенаправленные усилия по противодействию односторонней и запугивающей политике США и администрации Трампа в регионе. Реалистичная реакция Совета Безопасности ООН [СБ ООН] и отказ от недавней антииранской резолюции США о продлении эмбарго на поставки оружия против Ирана в очередной раз принесли США крупное поражение, а его региональные союзники доказали и глобальную оппозицию односторонности».

Упоминавшийся инсайдер раскрыл еще одну грань недавнего ирано-китайского долгосрочного соглашения. Речь идет о гарантии поддержки Ирана со стороны Китая и России в качестве двух из пяти постоянных членов СБ ООН. Именно их поддержка стала одной из абсолютно ключевых причин, по которым Иран согласился на военные элементы 25-летней сделки, которую он ранее заключил с Китаем.

Действительно, с этим новым соглашением между Израилем и ОАЭ, которое теперь официально объявлено, КСИР (с благословения верховного лидера Али Хаменеи) полностью готов разрешить присутствие китайских и российских военно-морских сил в ключевых портах Ирана в Чабахаре, Бандар-э-Бушере и Бандар-Аббасе в соответствии с военным элементом соглашения, начиная с 9 ноября, сообщил высокопоставленный источник, тесно сотрудничающий с Министерством нефти Ирана.

Эти развертывания будут сопровождаться развертыванием китайских и российских средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые будут охватывать каждую из трех ключевых областей РЭБ-электронную поддержку (включая раннее предупреждение о применении оружия противника) плюс электронную атаку (включая системы постановки помех) плюс электронную защиту (включая постановку помех противнику). Первоначально базируясь на нейтрализации систем НАТО C4ISR (командование, управление, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и разведка), частью нового развертывания программного и аппаратного обеспечения из Китая и России в Иране станут российские системы противоракетной обороны С-400, призванные противодействовать американским и/или израильским атакам, а также системы «Красуха-2» и «Красуха-4», которые, по словам инсайдера, доказали свою эффективность в Сирии в противодействии радарам атакующей, разведывательной и беспилотной авиации.

Что касается позиции Саудовской Аравии после сделки между Израилем и ОАЭ, то здесь очевидно следующее. По оценке Джона Альтермана, - директора ближневосточной программы Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, Саудовская Аравия, в частности, может спокойно поддерживать сделку, но сама вряд ли нормализует отношения с Израилем. Это вызвано не только высокой ролью духовенства, которую оно играет в королевстве с XVIII века, но и ролью короля, который является хранителем двух Священных мечетей, а также тем, что Саудовская Аравия является основателем организации Исламская конференция.

Однако нужно помнить, что министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Фейсал бен Фархан осторожно приветствовал соглашение между Израилем и ОАЭ, заявив, что его «можно рассматривать как позитивное». Уместно также отметить, что еще в 2002 году – не так давно в глобальном геополитическом плане - именно саудовцы выдвинули на Бейрутском арабском саммите «мирный план наследного принца Абдаллы», предложив Израилю полное признание в обмен на возвращение к границам, существовавшим до 1967 года.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle