Центральная Азия: загадка, которую нужно разгадать. Часть 3

Центральная Азия. (Источник фото: yandex.ru)

Центральная Азия. (Источник фото: yandex.ru)

Начало: Центральная Азия: загадка, которую нужно разгадать. Часть 2

Культура Центральной Азии, ее великолепная культовая архитектура, крепости, ее искусство, оружие и богатейшая литература были плодом труда настоящих художников и ремесленников, которые работали от перемещаясь свободно от одного двора к другому, либо нанимаясь, при необходимости, то к одному правителю, то к другому.

Д-р Сунамис усматривает разделение между культурами, одну из которых можно было бы назвать оседлой, а другую – кочевнической. Первая из них является персоязычной, монументальной и классически исламской. Действительно, это так: первая культура воплощена в куполах и минаретах Самарканда, в поливной керамике, в персидских поэмах и миниатюрах эпохи Тимуридов.

Вторая культура – тюркоязычна, она звучит из уст сказителей грандиозных эпосов, равных которым нет в мировой литературе, она невероятно музыкальна, чрезвычайно легка на подъем и потому – мобильна, она словно бы рождена для походов, ее кони – мечта любого мужчины, ее воинов боялись во всех уголках известного тогда мира. Арабы так и говорили: пока араб кладет на свой лук первую стрелу, тюрок успевает выпустить десять стрел.

Оседлая и кочевая культуры Центральной Азии – не конкуренты друг другу и не противоположности, считает д-р Сунамис, а два полюса одной и той же среднеазиатской цивилизации, которую я описал бы как расположенная между полюсами невероятно пестрая палитра самых разных «континентов» и «океанов» культурных влияний. Действительно, для этой уникальной цивилизации характерна большая восприимчивость к влияниям со всех сторон на протяжении веков.

Если сделать мысленный ретроспективный срез, то увидим в ее основе иранский компонент, далее – мощное влияние культуры евразийских степей, что-то из Индии, что-то из Древней Греции, Рима и Византии (например, слово пул, (от латинского follis, что значит деньги), мощная арабская составляющая в виде ислама и завораживающе красивой арабской графики, и, конечно же, китайское. А ближе к нашему времени невозможно отрицать русское влияние, затем – советское, а теперь налицо турецкое и западное влияние.

Безусловно, Центральная Азия является местом, в котором как в радуге, собраны все цвета спектра человеческих культур Старого света. Это удивительная точка взаимообмена, встреч, столкновений и симбиозов. Это очаг межкультурной интеграции, возникший задолго до того, как появилось само понятие интеграции.

Уже было сказано, что Центральная Азия не имеет четко установленных границ, да их и не может быть. Центральная Азия присутствует везде, где есть ее влияние: и на Ближнем Востоке, и в Европе, и на Кавказе, и в Индии, и в Китае, и в России. Имея это в виду, можно сказать даже, что Центральная Азия – это, в большей или меньшей степени, одна из плоскостей, одно из измерений других стран и культур, которые когда-либо с ней контактировали напрямую или косвенно.

Далее д-р Сунамис переходит к важнейшему этапу в истории Центральной Азии, связанному с распадом СССР. Так получилось, что мы стали свидетелями политической трансформации пяти бывших советских республик: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана в самостоятельные суверенные государства. Также существуют древние и устойчивые тюркские сообщества в северном Афганистане, на северо-западе Ирана и в китайской провинции Синьцзян, которая исторически называется Восточным Туркестаном. Остается только гадать, как может отразиться на их судьбе переменчивость и непредсказуемость современной эпохи.

Картина, нарисованная д-м Сунамис будет неполной, если не добавить к ней немного предыстории. До создания СССР, еще в середине XIX века русские пришли в этот регион мира с оружием, с целью колонизации. Большевики, провозглашавшие было конец тюрьме народов, на деле продолжили политику царских властей. Более того, центральная власть, как царская, так и советская, были едины в своей патологическую ненависти к ордынскому прошлому, лежащему в основе ее собственной государственности.

И та, и другая проводили политику демонтажа кочевых государств, которые еще существовали в то время и были естественной формой функционирования обществ на протяжении многих веков. Сначала царская Россия, а затем и советский режим осуществляли проект расселения людей с целью привязать их к земле, стремились разложить родоплеменные связи. В чем-то они достигли успеха, в чем-то нет. Одно очевидно – уничтожая чужую культуру, они уничтожали, прежде всего самих себя. Говорится же: не рой другому яму…

Д-р Сунамис считает, что после распада СССР среднеазиатские народы не только впали в цивилизационный дрейф, но также испытывали сложности из-за своей неясной национальной идентичности. Возможно, историк прав в этом своем утверждении. Так сказывалось советское прошлое. Однако нельзя отрицать, что в ту эпоху был решен хотя бы вопрос о национальных границах. Другой вопрос – правильно ли нарезаны границы или нет. До сих пор каких-либо эксцессов по этому поводу между государствами не наблюдается. Будем надеяться, что они и не возникнут.

Интересно другое: бывшие среднеазиатские республики не настроены враждебно к бывшей метрополии. Да, следуя тренду, заданному государство-разрушающими «элитами», которым вдруг взбрело в голову развалить СССР, среднеазиатские республики одна за другой объявили о своем суверенитете. Деваться было некуда.

Но именно тогда произошло рождение Содружества Независимых Государств, в котором среднеазиатские республики приняли самое активное участие, несмотря на то, что ликвидация СССР демонстрировала, говоря словами д-ра Сунамис «славянское превосходство» и оставила после себя «горький привкус презрения» к не-славянам.

Кубинский историк, возможно, и не понимает, почему среднеазиаты не встали в позу. Дело в том, что в такие моменты все решает народная мудрость. А она не обращает внимания на сиюминутную политическую акробатику и шутовство. В основе удивительного хладнокровия и выдержки, демонстрируемой жителями залитого солнцем Юга, лежит коренящаяся в вечности генетическая память о Евразии как общей родине тюрков. И России никуда не деться от ее тюркских корней, если она хочет оставаться могучим евразийским государством. Для этого ей придется по крупицам собирать, восстанавливать, лелеять и культивировать свою тюркскую цивилизационную основу.

Итак, исторически Центральная Азия была ключевым пунктом во взаимодействии между культурами и людьми. Настоящее и будущее никоим образом не отменяет этой особенности региона. У Центральной Азии нужно учиться. В новых геополитических реалиях Центральная Азия непременно найдет свой путь для построения мощного и процветающего уголка человеческой цивилизации.

Надеюсь, этот регион и живущие в нем люди будут объектом пристального интереса и изучения извне, с целью извлечения драгоценного опыта, столь необходимого для мирной жизни и развития всего человечества. Если это случится, то загадка под названием Центральная Азия окажется разгаданной во благо всем нам.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle