Абдул-Кадир: Салахаддин XIX-го века

Абдул-Кадир ибн Мухийаддин Аль-Джазаири. (Источник фото: yandex.ru)

Абдул-Кадир ибн Мухийаддин Аль-Джазаири. (Источник фото: yandex.ru)

Франция противопоставляет себя мусульманскому миру, и это противостояние выглядит абсурдным. С маниакальным упорством французский истеблишмент продолжает сознательно оскорблять ислам и пророка Мухаммада (мир ему), настаивая на том, что это есть проявление свободы слова. Однако стоит попробовать сказать что-то против, например, гомосексуалистов: выразить неприятие подобной сексуальной девиации, как свобода слова моментально испаряется, а посягнувший на священный статус возведенного в культ извращения становится нерукопожатным изгоем. Поэтому т.н. «свобода слова» во Франции – категория столь же призрачная и лицемерная, как и многое другое в странах так называемого «цивилизованного» мира.

Противостояние Франции и мира ислама началось давно, еще в эпоху Средневековья. В Крестовых походах принимали участие в том числе и французские «рыцари». Или вспомним Египетский поход Наполеона. Из Египта французов изгнали, но спустя некоторое время Франция подмяла под себя весь афро-мусульманский север, или Магриб, простирающийся от западной границы Египта до Атлантического океана. Эти земли, в частности Алжир, и стали объектом французского колониального завоевания.

Вторжение колониальных войск в Алжир послужило причиной вооруженного сопротивления мусульманского населения. Его возглавил Абдуль-Кадир, который стал кошмаром для Франции, и героем для мусульманского мира, Салахаддином XIX века. В течение пятнадцати лет он возглавлял сопротивление французскому вторжению в Алжир.

Абдул-Кадир ибн Мухийаддин Аль-Джазаири (Алжирский) появился на свет в 1808 году в городе Гента в западном Алжире. Образование он получил в медресе своего отца Мухийаддина. Мухйаддин эфенди имел знатное происхождение: его шаджара (генеалогическое древо) показывала, что его предки относились к роду Идрисидов, который, в свою очередь, генеалогически восходил к дочери пророка Мухаммада Фатиме (да будет доволен ею Аллах). В возрасте четырнадцати лет Абдул-Кадир знал Коран наизусть, а также преуспел в других исламских науках и приобщился к тасаввуфу.

В 1825 году Абдул-Кадир отправился вместе со своим отцом в хадж. Попутно они совершили путешествие по Ближнему Востоку. Этот опыт, а также его встреча с имамом Шамилем (1797-1871), – человеком, которому было суждено возглавить вооруженную борьбу народов Кавказа против императорской России, оказали глубокое влияние на Абдул-Кадира.

Абдул-Кадир вернулся на родину незадолго до начала французского вторжения в Алжир, который тогда входил в Османскую империю. В 1830 году французы вторглись в Алжир. Против французов поднялись местные племена, но они действовали разрозненно и не могли нанести захватчикам серьезного урона. Когда французская армия достигла родных краев Абдул-Кадира, то местное население обратилось к его отцу Мухийаддину с просьбой возглавить борьбу против чужеземцев. Обращение было поддержано мусульманскими учеными. Однако Мухийаддан эфенди был уже стар (он умер в 1833 году), поэтому он благословил на это богоугодное дело своего сына Абдул-Кадира, и сам принимал участие в боевых действиях против оккупантов в самом ее начале.

Так Абдул-Кадир и его отец были одними из первых, кто участвовал в нападениях под стенами города Орана, в котором и жила семья Мухийаддина эфенди. Год спустя Абдул-Кадир народ избрал его эмиром, т.е. правителем и главнокомандующим. Так было положено начало 15-летнему сопротивлению французам алжирцев под предводительством Абдул-Кадира.

Абдул-Кадир сумел объединить племена западного Алжира. Благодаря умело организованной партизанской войне и тактическим перемириям ведомые им племена в течение десяти лет нанесли ряд унизительных поражений одной из самых передовых армий Европы того времени.

С самого начала своего сопротивления исламские принципы Абдул-Кадира, которым он строго следовал, вызывали восхищение не только у алжирцев, но и у европейцев и даже у его французских врагов. Когда дело доходило до приема пищи, оказания медицинской помощи и уважительного поведения, Абдул-Кадир обращался со своими французскими пленными так же, как и со своими людьми. Однажды он отпустил заключенных просто потому, что у него не было для них достаточно еды.

Офицер британской армии Чарльз Генри Черчилль сказал о нем следующее:

«Великодушная забота, нежное сочувствие [которые Абдул-Кадир проявлял к своим военнопленным], почти не имели аналогов в анналах войны».

Как это водится, оккупанты изначально играют на стороне зла, поэтому им нет дела до того, какими принципами руководствуются те, кто с оружием выступает против них. Так было и в ходе алжирской кампании – принципы и милосердие Абдул-Кадира французы не разделяли. По прошествии десяти лет сражений с алжирскими партизанами французы смогли адаптироваться к новой для себя тактике, которой руководствовался Абдул-Кадир. Теперь французские войска жестоко подавляли сельские племена западного Алжира, проводя политику «выжженной земли», которая включала в себя не только уничтожение материальных ресурсов и ценностей, но и массовые убийства и насилие. Сельскохозяйственные угодья в сельских районах Алжира были уничтожены врагом, дабы заставить людей голодать. Так французские оккупанты пытались ослабить мощь Абдул-Кадира.

Когда укрепления Абдул-Кадира в западном Алжире пали под натиском врага, он продолжил борьбу на востоке страны. Однако здесь лишь небольшое число племен пообещало свою поддержку. Сил было мало и, в итоге, восстание было подавлено. 21 декабря 1847 года после пятнадцати лет сопротивления Абдул-Кадир был вынужден сдаться на милость победителя. Французы не посмели казнить его, но сын и дочь Абдул-Кадира умерли в застенках французских тюрем.

После более чем 4-хлетнего заключения во Франции новый президент Франции Наполеон III освободил заключенных из-за растущего давления, в том числе апелляции британского политика Лорда Лондондерри. Изгнанный со своей Родины Абдул-Кадир в конце концов переехал в Дамаск, где его продолжающаяся борьба за справедливость принесла ему международное признание.

А произошло вот что: в июле 1860 года христианский квартал в Дамаске подвергся нападению друзов. Абдул-Кадир уже предупредил французского консула, а также Совет Дамаска, что насилие неизбежно. Когда начались нападения, он укрыл большое количество христиан в безопасности своего дома. Благодаря этому поступку бывшего эмира, были спасены многие жизни. Во время беспорядков друзы напали также и на российское вице-консульство. Жизнь главы российской дипмиссии, а также ряда дипломатов других стран была спасена благодаря защите со стороны Абдул-Кадира.

Решительные действия Абдул-Кадира по спасению сирийских христиан и европейских консулов повысили его международный авторитет. Власти Франции, Греции, Российской империи, Великобритании, Пруссии, Ватикана и Османской империи наградили Абдул-Кадира своими наградами.

Всю свою жизнь Абдул-Кадир стоял за свободу и справедливость, и это прославило его на весь мир. В то время как Франция рассматривала его как беспрецедентного противника, в других странах мира в нем видели патриотического борца за свободу. В отличие от своего предшественника Салахаддина, Абдул-Кадиру не удалось изгнать захватчиков с родной земли. За прошедшие после изгнания крестоносцев века две конкурирующие цивилизации, – западная и восточная, – разошлись слишком далеко друг от друга на путях развития и прогресса. Если в Средневековье воины сходились в честном бою и сражались в рукопашную, в которой побеждал сильнейший, в Новое время войны превратились в противостояние сабель, стрел и копий, с одной стороны, и пушкам и пулеметам – с другой. Это и позволило французам господствовать в Алжире вплоть до 1962 года.

Однако в тех, кто ведет захватнические войны, нет ни чести, ни доблести. Правда – на стороне защищающихся. Поэтому история Абдула-Кадира, – искреннего исповедника Единого Аллаха, воина, и правителя, всю жизнь отстаивавшего справедливость и показавшего миру пример того, каким должен быть настоящий мусульманин, – до сих пор остается источником вдохновения для многих людей во всем мире.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle