Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Занималось ли Оренбургское магометанское духовное собрание реформой образования? В чём заключалось отличие мусульманской благотворительности в зависимости от региона? Почему благотворительность стала отличительной чертой татарских купцов?

Эти и многие другие вопросы легли в основу Всероссийского научного семинара с международным участием «Роль исламских институтов в социальной и культурной жизни татар», приуроченный к 1100-летию принятия ислама Волжской Булгарией.

Инициаторами мероприятия выступили Центр исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан совместно с редакцией журнала «Гасырлар авазы – Эхо веков Echo of centuries» Государственного архива РТ.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Обращаясь к участникам встречи, директор Центра исламоведческих исследований Ринат Патеев отметил востребованность подобного рода научных мероприятий, позволяющих обсудить наиболее актуальные аспекты духовно-религиозного наследия татарского народа, неотъемлемой частью которого являются исламские институты.

В ходе продолжительной и продуктивною дискуссии участники семинара из разных регионов России и стран ближнего зарубежья обсудили наиболее актуальные вопросы по сохранению письменного наследия татар и социальной истории исламских религиозных институтов имперского и постсоветского периодов.

Традиция переписи Корана у татар и неизвестные труды астраханских имамов

Одним из ключевых вопросов конференции стала тема письменного наследия татар, в частности сохранившиеся рукописи Корана. Об этом рассказала старший научный сотрудник Центра письменного наследия ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ Нурия Гараева.

По её словам, самые знаменитые мусульманские библиотеки находятся на территории стран Средней Азии, Кавказа и Ближнего Востока.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

«Если же мы обратимся к старинным мусульманским текстам, дошедшим до наших дней, то можем обнаружить, что часть оформлялась золотыми чернилами. Особой популярностью, к слову, среди тюрков пользовались хафтияки, то есть 1/7 часть Корана. Они отличались удобством и компактностью. Что же касается непосредственно татар, то для этого народа было характерно копирование текста Корана в двух частях. Причём название и разделители аятов прописывал один человек, а саму суру – другой. Что интересно, переписывание Корана для шакирдов было частью процесса обучения. При этом новый экземпляр священного текста при копировании не подписывался, то есть нет возможности узнать, кто именно переписал вручную ту или иную копию Корана. И даже появление первых печатных экземпляров Корана не смогло вытеснить традицию переписи», – пояснила Гараева.

Заведующий кафедрой философии, социологии и лингвистики Астраханского государственного архитектурно-строительного университета Андрей Сызранов, выступая с докладом, рассказал о своих попытках реконструировать биографию одного из видных мусульманских деятелей Астрахани в начале XX в. – муллы Джиганши Абдулджаббарова, автора историко-религиозного сочинения «Тарих-и Астархан» («История Астрахани»).

Обращаясь к деятельности мусульманского деятеля, Сызранов дал высокую оценку его вкладу в развитие мусульманской мысли и астраханской ориенталистики в рассматриваемый период.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

«Значительный интерес для науки представляет мусульманский исторический трактат «Тарих-и Астархан», вышедший в Астрахани в 1907 г. Автором этого сочинения был астраханский мулла, имам Криушинской мечети г. Астрахани, суфий (ученик астраханского суфийского шейха Абд ал-Ваххаба ибн Али ал-ХаджиТархани) Хафиз Джаханшах ибн Абд ал-Джаббар ан-Нижгарути ал-Хаджи-Тархани (или Жиганши Джаббаров/Абдулджаббаров). Труд посвящён истории ислама и суфизма в Астрахани. В этом трактате Джаббаров критикует идеи европейского интеллектуального превосходства и защищает исламские интеллектуальные традиции», – пояснил эксперт.

ОМДС: история и вклад в развитие мусульман России

Отдельным блоком конференции стало обсуждение деятельности Оренбургского магометанского духовного собрания и вклад организации в различные сферы жизни обычных мусульман. Так, заведующий отделом истории и истории культуры Башкортостана ордена Знак Почета Института истории, языка и литературы УФНЦ РАН Марсиль Фархшатов вместе с коллегой Гульназ Азаматовой проанализировали практику фетвотворчества оренбургских муфтиев в контексте внутренней и внешней политики императорской России.

Эксперты уверены, что необходима кодификация фетв, которые были изданы веками ранее, и современных решений муфтиятов, действующих на территории России.

«Это можно сделать путём учреждения специального издания, в котором публиковались бы фетвы и решения соответствующих мусульманских органов. Ранее же такие документы, как правило, публиковались на страницах журналов и газет», – подчеркнул Фархшатов.

В свою очередь Гульназ Азаматова напомнила участникам конференции о том, что в XIX веке у муфтията не было возможности распространять принимаемые фетвы на широкую аудиторию в связи с определённой государственной политикой в отношении религиозных дел.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Старший научный сотрудник НИИ АН РТ Ильдус Загидуллин же остановился на механизмах воздействия ОМДС на некоторые аспекты обновления содержания обучения конфессиональных школ в периоды председательства муфтиев Тевкелева и Султанова.

Особенности благотворительности татар-мусульман в Казахстане

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Ключевой проблемой функционировании исламских институтов на протяжении всего времени их существования являлось обеспечение их источниками существования.

При этом религиозные институты также нередко выступали в качестве акторов мусульманской благотворительности в регионах. Неудивительно, что значительное внимание в рамках дискуссии было уделено именно благотворительности в мусульманском обществе, причём не только на территории России, но и в странах ближнего зарубежья.

Так, доцент Костанайского филиала Челябинского государственного университета Павел Шаблей сосредоточился на выявлении модели мусульманской благотворительности в Петропавловске (Республика Казахстан) в условиях татаро-казахского совместного расселения.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Стоит отметить, что конец XIX – начало XX веков стали для казахского общества началом перехода от традиционного патриархального уклада к индустриальному. Именно с развитием предпринимательства, торговли, «классических» капиталистических отношений в обществе Казахстана начинается бурное распространение благотворительной деятельности.

Из разовой она становится систематической, ширятся её объемы, всё больше меценатов начинают заботиться о развитии образования, культуры, искусства. Правда, многим состоятельным людям часто было не до этого. Однако по мере того как предприятия начинали работать и их хозяева рассчитывались с кредиторами, они начинали активно поддерживать образование, науку, просвещение, искусство.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

Когда речь заходит о благотворителях среди мусульман Казахстана, особенно на территории Северного Казахстана, одна из первых фамилий, о которой стоит упомянуть, – Яушевы.

«Будучи уроженцами Казанской губернии, оказавшись в Петропавловске, Яушевы активно взаимодействовали с мусульманами из других регионов Российской империи. Особенно с г. Троицком (Оренбургская губерния). Так, Габдельбари взял в жены Гарифу – дочь Гайсы Яушева (основатель троицкой династии Яушевых, потомок князя Яуша в 8-м поколении). Гайса ходил с караванами в Бухару, в середине XIX в. открыл собственную торговлю в Троицке, владел кожевенным и мыловаренным заводами, избирался в местную городскую ратушу. Наибольшую известность получили внуки Гайсы Абдулвали и Муллагали. Они были учредителями торгового дома «А.-В.А. Яушев с братьями», который кроме Троицка имел представительства в Челябинске, Кустанае (Тургайская область), в Ташкенте и Аулие-Ата (Сырдарьинская область), в китайском городе Кульдже и др. регионах. Таким образом, Яушевы, будучи выходцами из Казанской губернии, в XIX – начале XX вв. фактически распространили своё влияние далеко за её пределами. Представители этой семьи проживали на территории Южного Урала, Сибири, Казахской степи, Средней Азии и др. регионах. Петропавловск в этом перечне не стал исключением. Местные Яушевы, используя свои связи и другие ресурсы влияния, стали одними из ключевых фигур социально-экономической, общественной и религиозной жизни этого города и других регионов Казахской степи», – подчеркнул Шаблей.

Исламские институты: что значили они в жизни простых верующих?

О роли сельских и городских духовных лиц в организации благотворительных мероприятий в населенных пунктах Волго-Камья в конце ХIХ – начале ХХ века рассказал старший научный сотрудник Института международных отношений Казанского федерального университета Рашид Маликов, а сотрудник радиостанции «Вести ФМ» (Москва) Марат Сафаров рассмотрел вклад татарского купечества города Касимова в формировании мусульманской инфраструктуры в уездном городе и его округе.

Ильмира Гафиятуллина

Фото: автора

Социальные комментарии Cackle