«Нам лгали! Расскажи больше!». Часть 2

Дженис Кроткамп о сирийском кризисе. (ИСточник фото: yandex.ru)

Дженис Кроткамп о сирийском кризисе. (ИСточник фото: yandex.ru)

Начало: «Нам лгали! Расскажи больше!»: отчаянная американка о сирийском кризисе и не только

Продолжаем знакомить с интервью Дженис Корткамп, в котором она поведала о том, как США, Великобритания, Франция и ряд ближневосточных стран предприняли многоплановые усилия, чтобы взять под свой контроль Сирию. Когда стало ясно, что Сирия не собирается обрушиться, было решено дестабилизировать её, чтобы расчленить и завоевать. Эти усилия, начатые при администрации Буша-младшего и переросшие в насилие при администрации Обамы, продолжаются и при Дональде Трампе, считает Корткамп.

Фото Дженис Корткамп (личный аккаунт на Facebook)

Фото Дженис Корткамп (личный аккаунт на Facebook)

Со слов отчаянной американки, массовая дезинформационно-пропагандистская кампания сопровождала и другие нападения на суверенитет Сирии, в том числе она называет следующие примеры:

1. Экономическая война в форме санкций с целью изоляции Сирии и сирийского народа от мировой экономики, которая катастрофически способствует инфляции военного времени, внутренней коррупции, контрабанде и черному рынку, а также запрету инвестиций для восстановления инфраструктуры и экономического восстановления. Также жесткие санкции против всех стран, помогающих Сирии.

О санкциях мы знаем не понаслышке, равно как о том, как они работают и какие цели преследуют.

2. Вооружение, финансирование, обучение и поддержка гибридных вооруженных формирований, которые обычно разделяли ту же основную идеологию и совершали те же зверства, что и ИГИЛ и Аль-Каида, и часто были непосредственно связаны с ними.

3. Открытое продвижение внешней «оппозиции» в качестве единственно законных голосов сирийцев, при полном игнорировании голосов сирийцев внутри страны.

Для решения этой задачи Запад даже подобрал «будущих лидеров» Сирии таких, как, например, шейхи «Братьев-мусульман», а также один интересный персонаж, «известный как владелец двух борделей в Дамаске».

4. Проведение многочисленных фальшивых случаев применения «химического оружия», совершаемых террористическими прокси-группами, с целью обвинить в этих преступлениях действующее сирийское правительство и получить ложную поддержку общественности в незаконной войне за смену режима.

На вопрос своего интервьюера Стивена Сахиуни о том, как на деятельность Дженис по разоблачению лжи вокруг сирийского кризиса реагируют её соотечественники, она ответила, что реакция была разной: в её адрес звучали и оскорбления типа «Ты предательница!», безосновательные обвинения типа: «Ты работаешь на Путина!». Не обошлось без угроз о применении насилия и даже физического устранения активистки.

В середине спектра реакции чувствовались очевидное смущение, неловкость и растерянность тех, кто узнавал от Дженис другую правду о Сирии. Её собеседник мог сказать: «Я не верю ни единому твоему слову!» но, при этом, он отводит взгляд в сторону, поскольку ему неловко осознавать, что официальные СМИ водили его за нос.

Были попытки отгородиться от правды, которую раскрывала Дженис, словами: «Ну, это война для тебя» или «Война – это ад»; «Никто не может понять, что там происходит»; «Что заставляет тебя делать то, что ты делаешь?».

Очень редко звучали слова в стиле: «Ничего себе! Я знаю, что нам лгали, расскажи-ка мне больше!»

В результате общения со своими согражданами, Корткамп убедилась, что, «к сожалению, большинство американцев просто слишком озабочены своей собственной жизнью, … особенно сейчас, в 2020 году. Даже те, кто знает, что наше правительство лжет о наших войнах, обычно недостаточно страстны, чтобы предпринять какие-либо действия, будь то участие в демонстрациях, обмен информацией в социальных сетях или написание писем к своим представителям в Конгрессе (те, кто написал своим представителям, либо не получили ответа, либо в ответ им скопировали и вставили абзацы, повторяющие ложные рассказы и позицию правительства)».

Очередной вопрос Стивена Сахиуни был о гипотетической встрече Дженис с избранным президентом Джо Байденом. Журналист спросил: «Что бы вы посоветовали относительно санкций в отношении Сирии?»

Корткамп ответила: «Если бы я верила в честность Байдена, мне было бы что ему сказать, однако его многолетняя карьера на государственном посту и нынешний выбор кабинета министров не дают никаких гарантий позитивных изменений в политике или отношении к Сирии. Он дал понять, что хочет увеличить наше «участие».  Но если бы он был честным человеком, я бы посоветовал ему поехать в Сирию, встретиться с президентом Асадом, пройтись по улицам Дамаска и послушать, как люди там говорят ему, что они думают о санкциях США и агрессии против их страны».

Дженис полагает, что Байдену не мешало бы знать, как большинство сирийцев не может позволить себе самые основные продукты питания, как для некоторых семей даже покупка хлеба теперь не по средствам. Как они чувствуют себя изолированными от мира после долгих лет войны, когда с ними обращаются как с изгоями. По мнению Корткамп, такую поездку в Сирию должен был предпринять ещё Обама в бытность свою президентом США. Однако Обама отказался от приглашения, которое он получил ещё в 2009 году, ещё до начала войны в Сирии. Корткамп говорит:

«Вместо этого он продолжил спонсировать ужасные опосредованные группы боевиков против народа Сирии и ее светского, расширяющего права женщин, открытого и дружественного общества».

Здесь самое время задуматься, чего стоят Нобелевские награды, например, Нобелевская премия за мир, которую в том же 2009 году получил Обама. Наверное, крайне неудобно одной рукой вешать себе на шею памятный знак миротворца, а другой рукой накачивать будущий кровопролитный затяжной конфликт.

Сирия на карте восточного полушария

Сирия на карте восточного полушария

Интервьюер задал также опрос о наиболее запоминающемся опыте, который Дженис получила в ходе своих путешествий по Сирии.

«Это очень сложный вопрос, – отвечала Дженис, –  так как у меня осталось так много незабываемых воспоминаний от моих поездок туда, но если я должен выбрать одно, то это должно быть именно это…»

Далее она рассказала о том, как в октябре 2017 года вместе с тремя другими активистами, находившимися в то время в Сирии, было получено разрешение отправиться в Дейр-эз-Зор. Прошло всего несколько недель после освобождения города от головорезов ИГИЛ (запрещена в РФ). Корткамп вспоминает:

«Видеть из первых рук жестокие последствия жизни под властью ИГ было чрезвычайно эмоционально; глаза людей были усталыми и тусклыми, а у детей была тяжесть в них, даже когда они улыбались. Это стало своего рода диким пограничным местом, хотя жизнь уже возвращалась, как в виде свежих овощей и фруктов, которые снова были доступны. Тогда я также посетила Аль-Маядин, и это было еще более тревожно, поскольку всего две недели назад он находился под контролем ИГИЛ. Слушать рассказы солдат о битвах, видеть, какие жертвы были принесены ради этих побед, было отрезвляюще и леденяще, отчего мое восхищение Сирийской Арабской Армией и ее союзниками становилось все больше, а благодарность за них  все глубже».

После четырех дней в Дейр-эз-Зоре активисты направились обратно в Дамаск через Пальмиру. Там группа смогла воочию убедиться в варварских преступлениях против старины, которые были совершены игиловцами. Но даже израненный древний город выглядел «величественно торжественным и задумчивым, и, одновременно прекрасным в золотом свете заката».

Гражданский кризис в Сирии начался с середины марта 2011 года и быстро перерос в многосторонний, многоуровневый вооруженный конфликт, в который постепенно были вовлечены не только близлежащие государства, но и международные организации, военно-политические группировки и мировые державы.

ООН сообщала, что к 2015 году в ходе войны в Сирии погибло около 220 тыс. человек. С начала конфликта до конца 2018 года Сирию покинули около 7 млн беженцев. Это составляет почти треть от численности населения Сирии в 2011 году, которое тогда, по данным ООН составляло 20.8 миллионов человек.

Понравилась статья? Не забудь поделиться с друзьями!

 

Социальные комментарии Cackle