Портит ли тахарат смех во время намаза?

Портит ли тахарат смех во время намаза?

Портит ли тахарат смех во время намаза?

Ответ:

Ханафитские факихи были единого мнения о том, что смех и хохот во время намаза портит тахарат, а вот в вопросе о том, является ли хохот сам по себе причиной порчи тахарата, у них были разногласия.

Одна группа факихов говорила о необходимости по причине смеха и хохота обновить тахарат и повторно читать намаз. Но в то же время они утверждали, что хохот сам по себе не является причиной порчи тахарата, и что кыяс свидетельствует о том же самом. Ибо хохот не является какой-либо нечистотой, выходящей из организма. Наоборот, он представляет собой не что иное как звук, точно такое же как плач или речь. И точно так же, как плач или речь не могут испортить тахарат, хохот также не может стать непосредственной причиной порчи омовения.

Необходимость обновить тахарат в случае громкого смеха во время намаза связана с особым состоянием человека в намазе – состоянием обращённости к Аллаху Тааля. Факихи смотрели на обязательность повторного принятия омовения после громкого смеха во время намаза как на предупредительную меру наказания. При этом они не исходили из того, что хохот сам по себе портит омовение.

Защищающие эту точку зрения факихи считали, что хадисы, упоминаемые их опонентами в подтверждение своих суждений, скорее совпадают с их собственным мнением, что в этих хадисах речь идёт о повторении намаза и омовения, и что из этого вовсе не следует делать вывод, будто хохот обязательно означает отсутствие омовения.

Кроме того, были разногласия по поводу того, испортится тахарат или нет у того, кто заснёт в намазе в таком положении, когда тахарат не может испортиться, и в таком состоянии громко засмеётся. Более правильной была признана точка зрения, что в данном случае тахарат не будет испорчен. Причиной для этого стало следующее рассуждение: обязательность повторного омовения из-за хохота в намазе является ничем иным, как предупредительной мерой наказания, и что заснувший человек никак её не заслуживает.

Фахру'ль-Ислам (ум. в 482 г. х.) ставил наравне громкий смех во сне и разговор в бреду того, кто в намазе заснул в позиции, исключающей возможность испортить тахарат, и говорил, что из-за этого тахарат не будет испорчен. А между тем мазхаб придерживается противоположной точки зрения. К примеру, в своём произведении под названием “Ан-Навазил” он ясно говорит об этом и о том, что это является наиболее предпочтительной точкой зрения. В таком случае, громкий смех во время намаза не только не портит тахарат, но и не требует его обновления. Однако намаз будет испорчен. Этой же точке зрения отдано предпочтение и в труде под названием “Ат-Тахрир” Кемаля ибн аль-Хумама (ум. в 861 г. х.). Ибо требование возобновить тахарат из-за громкого смеха в намазе в состоянии бодрствования исходит из-за вины перед намазом, являющимся особым состоянием обращённости человека к Аллаху. А в заснувшем человека нельзя находить подобной вины.

Если человек громко засмеялся во время намаза, то нет разницы в том, брал он тахарат или совершал таяммум. Его хохот испортит как тахарат, так и таяммум.

Имеется общее мнение по поводу того, останется ли действительным гусль у человека, который принял гусль и затем во время намаза громко засмеялся. Учёные посчитали, что полное омовение в этом случае не испортится.

Учёные последующих поколений высказали мнение, что в этом случае намаз будет считаться недействительным, и, следовательно, правильным будет считать, что омовение также будет испорчено.

В наших книгах по фикху нашло отражение мнение ещё одной группы факихов о том, что хохот представляет собой нечистоту и сам по себе портит тахарат.

Результат такого особого мнения сказывается в следующем вопросе. Если считать, что хохот сам по себе не портит тахарат, то человек, громко засмеявшийся в намазе, вынужден повторить омовение и намаз, но ему будет дозволено, не беря тахарат,  дотронуться до мусхафа. А если следовать мнению тех, кто считает, что хохот представляет собой нечистоту и сам по себе портит тахарат, то этому человеку будет непозволительно дотрагиваться до мусхафа, предварительно не обновив свой тахарат.

Некоторые книги по фикху не ограничивают смех лишь громким смехом, а разделяют его на три категории и по каждой из них предлагают отдельное решение.

Кахкаха (хохот) – это громкий смех, который далеко слышен. При этом зубы могут быть видны или не видны. Выше мы уже говорили, что согласно общему мнению хохот во время намаза делает намаз недействительным, и что по поводу того, портит такой смех тахарат имеются три мнения. Некоторые считают, что портит, другие нет, а третьи считают, что хотя тахарат и не будет испорчен, но чтобы продолжить намаз его надо будет обновить в виде наказания.

В качестве доказательства факихи приводили следующий хадис нашего Пророка (мир ему и благословение Аллаха):

В хадисе, который передал Зейд ибн Халид аль-Джухани, сказано: «Когда Посланник Аллаха проводил намаз со своими сахабами, зашёл один слепой, чтобы прочитать намаз, и упал в находящуюся там яму. Некоторые из джамаата засмеялись. Закончив намаз, наш Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: “Кто из вас засмеялся, пусть повторит омовение и намаз”».[1]

Дыхк (смех), который не слышен никому, кроме того, кто смеётся. Имам Мухаммад (да смилуется над ним Аллах) в “Аль-Асле” говорит, что такой смех не портит намаз и после него не надо обновлять тахарат. А когда у него спросили: “Почему же не портит, ведь это всё равно что разговаривать?”, он ответил: “Да, как я уже сказал, это равносильно разговору. По киясу должен испортить. Однако в вопросе о том, что это не испортит тахарат и намаз, мы следовали “Асару”.

Некоторые учёные позднего времени говорили, что это портит только намаз и не требует обновления тахарата.

Тебессум (улыбка), это беззвучный смех, который не слышат ни окружающие, не сам смеющийся. После него намаз становится макрухом, но вместе с тем тебессум не портит ни омовение, ни намаз.

Передали, что наш Пророк (мир ему и благословение Аллаха) улыбнулся, будучи в намазе. Когда после завешения намаза у него спросили об этом, он ответил: «Ко мне приходил Джибрил (алейхи'с-Саляту ва'с-Салям) и сказал: “Кто принесёт тебе один салават, тому Аллах десять раз окажет милость”».[2]

Если джамаат громко засмеётся после того, как имам испортит свой тахарат, то у джамааты омовение не испортится. Такое же решение и в том случае, если имам заговорит во время намаза.

Если после того, как имам совершит приветствие, завершая намаз, присутствующие на намазе громко засмеются, не совершив приветствия, то согласно наиболее правильному мнению их тахарат не будет испорчен. Так же говорится в труде под названием “Аль-Хуляса”. Есть и мнение, что омовение у них будет испорчено. Эта разность во мнениях происходит из-за разногласий по поводу того, считать или нет находящимися в намазе стоящих за имамом после того, как имам отдаст салям.

Аль-Касани (ум. в 587 г. х.) в своём произведении под названием “Бедаи” пишет: «Если имам и стоящие за ним вместе громко засмеются, или же сначала засмеётся джамаат, а за ними имам, у них у всех будет испорчен тахарат. Если сначала засмеётся имам, и за ним джамаат, то омовение спортится у имама, а у джамаата не испортится.[3]

[1] Ад-Даракутни «Сунан».

[2] Байхаки «Ас-Сунан аль-Кубра».

[3] «Аль-Бахру'р-Раик».

Islam-Today

Социальные комментарии Cackle