Мекканские саммиты: итоги и будущее региона

Саммиты в Мекке

Саммиты в Мекке

Итак, прошедшая неделя вошла в историю как неделя трех саммитов в Мекке. Сакральное для мусульман значение Мекки трудно переоценить, точнее – ему нет равных в исламском мире. Поэтому проведение здесь подобных мероприятий, да еще в священный месяц Рамадан имеет жизненно важное значение не только в силу назревшей политической ситуации в регионе, но и по ряду других причин.

Прежде всего, за выбором места и времени проведения саммитов стоит стратегическая задумка, нацеленная на закрепление главенствующей позиции Саудовского Королевства в арабском мире и косвенном уведомлении лидеров арабских стран, участвующих в этих саммитах в непреходящей важности и значимости страны как религиозного центра.

Иными словами, месседж мекканских саммитов предельно прост: «Саудовская Аравия – это дом для всех, и поэтому она должна быть защищена любой ценой». Тысячи мусульман, съезжающихся в Мекку в эти дни – живое доказательство осевой роли КСА во всемирном мусульманском дискурсе.

Не удивительно, что под лозунгом единения на эти встречи был даже приглашен Катар в лице премьер-министра Абдаллаха ибн Насера ибн Абдаллаха Аль Тани, хотя в 2017 году Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Саудовская Аравия, Египет, Йемен в лице приверженцев свергнутого президента Хади и Ливия в лице временного правительства ввели режим политической, культурной и экономической блокады против этой страны.

Да, мусульманские святыни Саудовской Аравии, несомненно, дом для всех мусульман. Однако, вся эта возня оказалась попыткой организовать общеарабский фронт против Ирана, в котором тоже живут мусульмане. Стало быть, не к арабскому двору эти мусульмане? Пожалуй, да, поскольку КСА удалось завершить саммиты заявлением о достижении общеарабской решимости противостоять Ирану.

Действительно, именно иранская тема доминировала в повестке дня совещаний Лиги арабских государств и ССЗ. И даже не секрет, что за желанием загнать Иран в угол стоят даже не сами КСА и его союзники, но большой заокеанский брат Эр-Рияда в Саудовская Аравия, и местный форпост западного империализма в лице Израиля. С их подачи арабы дружно обвиняют Иран в подрыве региональной стабильности.

Стоит ли удивляться тому, что советник по национальной безопасности США Джон Болтон поддержал обвинения, выдвинутые против Ирана за якобы совершенные им диверсии против танкеров в эмиратском порту. Иран, тем временем, опроверг эти утверждения и назвал подобные обвинения смехотворными, но кто его будет слушать?

Между прочим, по мнению местных наблюдателей, иранская проблема, даже если она и есть, является наименьшей, по сравнению с другими проблемами, которые существуют в регионе. Список проблем возглавляют продолжающиеся страдания народа Сирии. По данным Reuters, наступление сирийского правительства на удерживаемом повстанцами северо-западе с прошлого лета стоила жизни четверти миллиона человек. В целом, сирийский кризис привел к катастрофическим социально-политическим последствиям глобального масштаба.

Массовое перемещение беженцев из Сирии в Европу негативно сказалось на политике, особенно в Европе, где оно породило мигрантофобию, подъем правых политических движений и волну сыгранных как по нотам терактов. Сгоревший Нотр-Дам тоже, между прочим, является козырной картой в чьем-то рукаве.

И придет время, когда эта карта будет предъявлена, сыграв роль масла, подлитого в искусственно разжигаемый огонь общеевропейской исламофобии. Но то Европа. Ей не удалось выйти сухой из воды после своего вмешательства во внутренние дела арабских стран. А как обстоят дела на Ближнем Востоке?

(продолжение следует)

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle