RAK: своенравный эмират. Часть 2

Политическая ситуация в Рас-эль-Хайма. (Источник фото: yandex.ru)

Политическая ситуация в Рас-эль-Хайма. (Источник фото: yandex.ru)

Продолжаем знакомиться с ситуацией в одном из эмиратов, входящих в ОАЭ – Рас-эль-Хайма (RAK).

Опровергая слухи о якобы признании шейхом Халидом (бывшим наследным принцем) прав на престол своего младшего сводного брата Сауда бин Сакра, Уэйн Мэдсен пишет, что шейх Халид никогда не признавал аннулирование его статуса законного наследного принца1. Сообщается, что он потратил 3,7 миллиона долларов на создание международной сети лоббистов, частных детективов и адвокатов в своей попытке убедить мир в том, что он является законным правителем эмирата Рас-эль-Хайма, и что его сводный брат Сауд бин Сакр является незаконным претендентом.

Утверждая свое право на престол, шейх Халид ссылается на королевский указ 2004 года своего отца о том, что Халид, а не Сауд, был законным наследником трона. Шейх Халид, в качестве высокопоставленного государственного чиновника, участвовал в управлении эмиратом. Например, в свое время он был фактическим министром иностранных дел эмирата RAK. Ему доверялось совершать официальные визиты в Вашингтон, где он имел встречи с президентами США Ричардом Никсоном, Рональдом Рейганом и Биллом Клинтоном, а это, согласитесь, кое-что значит.

Шейх Халид также был известен тем, что выступал за демократические реформы в ОАЭ, включая расширение прав женщин, чем вызвал неприятие со стороны других правящих королевских семей эмиратов Абу-Даби, Дубая и даже соседней Саудовской Аравии. Кстати, возможно также, что его позиция повлияла на решение саудовского наследного принца Мухаммада ибн Салмана, который известен тем, что осуществил ряд демократических реформ в своей стране. Вспомнить хотя бы разрешение саудовским женщинам пользоваться автомобилем.

Если в некоторых вопросах шейх Халид был, своего рода «белой вороной», он, несомненно, был видной фигурой в общеаравийском, если не сказать в общеарабском, анти-иранском тренде. И на то были весьма серьезные причины. Например, он решительно выступал против продолжающейся оккупации Ираном островов Большой и Малый Томб в Персидском заливе. Эти острова, имеющие стратегическое значение и являвшиеся владениями Рас-эль-Хаймы, были захвачены Ираном 30 ноября 1971 года, незадолго до образования ОАЭ. Момент для захвата был выбран удачно, поскольку пришелся на короткий промежуток времени между двумя важными событиями: окончанием срока британского протектората и провозглашением создания государства ОАЭ.

В итоге, когда Иран (тогда еще шахский) не без кровопролития захватил чужие острова, Великобритания, на правах гаранта мира в своем протекторате, должная выступить в защиту Рас-эль-Хаймы, не сделала этого. Повод для самоустранения англичан от решения этой острейшей проблемы был, как говорится, железный: на следующий после оккупации островов Томба день, т.е. 1 декабря 1971 года истек срок ее договор с Рас-эль-Хаймой об обороне.

Между тем, иранцы вошли в раж и оккупировали также остров Абу-Муса, отобрав его у эмирата Шарджа. А в Шардже правит ветвь все той же династии Аль-Касими, которая управляет Рас-эль-Хаймой. Так что нелюбовь к Ирану, как минимум в двух эмиратах ОАЭ, имеет семейный характер.

По словам Уэйна Мэдсена, шейх Халид из Рас-эль-Хаймы с горечью вспоминает, что протест Рас-эль-Хаймы, который она предъявила Британии по поводу иранского вторжения на острова Томба и убийства иранцами четырех полицейских на острове Большой Томб был проигнорирован. Но, как говорится, нет худа без добра: небольшой эмират RAK был вдруг поддержан Ираком. Самым решительным сторонником Рас-аль-Хаймы в тот момент оказался лидер Ирака Саддам Хусейн. В знак протеста по поводу вторжения Ирана на острова Томба, Ирак разорвал с Тегераном дипломатические отношения. Надо полагать, это был первый шаг Ирака в направлении грядущей ирано-иракской войны, начавшейся в 1980 г. Кстати, в связи с оккупацией островов Томба, под горячую руку Саддама попала и Великобритания – Ирак разорвал дипломатические отношения и с Лондоном, который не защитил «Вершину шатра» – своего вчерашнего подопечного.

Однако интрига вокруг Рас-эль-Хайма, который в тот момент еще не входил в ОАЭ, на этом не заканчивается, но проливает свет на то, что происходило в ОАЭ и какие тайны скрывают его власти. Так Уэйн Мэдсен сообщает, что шейх Халид и его сторонники в RAK уже давно подозревали, что правительство ОАЭ в Абу-Даби заключило секретное соглашение с Ираном о передаче принадлежащего эмирату Шарджа острова Абу-Муса и островов Томба Тегерану. Если это правда, т.е. если секретное соглашение действительно существовало, то такая правда, согласитесь, шокирует. Эта история проливает свет на природу внезапной нормализации отношений ОАЭ с Израилем, т.е. оно готовилось заранее, в течение ряда лет в режиме строгой секретности.

Однако вернемся к шейху Халиду. Он утверждает, что Иран нарушает международные санкции, используя порт Рас-эль-Хайма и его полуавтономную зону свободной торговли Рас-эль-Хайма и стратегический Ормузский пролив с иранским портом Бандар-Аббас, в качестве контрабандного узла для контрабандных товаров, предназначенных для Ирана.

Израиль, в свете недавнего договора с ОАЭ, будет открывать новое посольство в Абу-Даби и будет налаживать дипломатические отношения. При этом, если верить Уэйну Мэдсену, Израиль наверняка направит подразделение Моссада в эмират Рас-эль-Хайма, если он не сделал этого еще раньше. Это позволит израильтянам организовать наблюдение за предполагаемым маршрутом движения боевиков Хезболлы и ХАМАСа из эмирата Рас-эль-Хайма в Иран и обратно через иранский остров Киш в Персидском заливе.

Между тем, у этой эмиратской интриги существует и экономическая сторона. Например, экономика Рас-эль-Хаймы формируется в том числе и за счет инвестиций. Для решения задач в этой области указом тогда еще эмира Сакра бин Мухаммадом Аль-Касими в 2005 году было создано Инвестиционное управление Рас-эль-Хаймы. Сруктура призвана укреплять инвестиционный климат и содействовать развитию различных секторов экономики. Но где деньги, там часто и махинации. Этим воспользовался шейх Халид и его сторонники, когда попытались вскрыть финансовые махинации эмира Сауда. Шейх Халид и сотоварищи даже подали на эмира Сауда в суд по причине передачи им права собственности на его зарубежные активы. Тяжба легко перешагнула границы ОАЭ, став эпизодом виртуальной войны, разыгрывающейся в залах судебных заседаний в Нью-Йорке, Лондоне и Париже между эмиром Саудом и его братьями, один из которых возглавлял базирующуюся в Рас-эльХайма крупную фармацевтическую компанию. Со своей стороны, эмир Сауд бин Сакр сотрудничал с Интерполом, привлекая его ресурсы для осуществления арестов и экстрадицию в ОАЭ тех, кто был связан с его оппонентами.

В целом, эмират Рас-эль-Хайма и королевская семья касимидов продолжают оставаться «дикой картой» как в политике ОАЭ (во внешней и внутренней), так и в отношениях с другими королевскими семьями региона. К слову – династия касимидов представляет собой самую древнюю царствующую королевскую семью на Аравийском полуострове, включая даже саудитов.

Уэйн Мэдсен прогнозирует, то иранцы и израильтяне, несомненно, воспользуются тем, что эмират Рас-эль-Хайма и правящие здесь касимиды заняли непримиримую позицию по отношению к Абу-Даби, Дубаю, Шарже, Катару, Оману, Саудовской Аравии, Бахрейну и недавно возрожденным королевским семьям бывших княжеств Южной Аравии. В общем, если не сказать, что эмират RAK перессорился со всеми вокруг, то, по меньшей мере, он держит всех в напряжении. Поэтому ситуация может складываться непредсказуемо, повернув в любую сторону, что несомненно лишь подтверждает известную сентенцию о том, что Восток – дело тонкое, особенно когда речь идет о чести семьи и внутридинастических разборок.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle