Дворец императора пришел в движение перед словами "Ля иляха илляллах"...

Ля иляха илляллаху

Ля иляха илляллаху

Хашим ибн аль-Ас рассказывает: «Сыддик Акбар (да благословит его Аллах) отправил меня с одним человеком из курайшитов к Византийскому императору Ираклию с повелением призвать его к исламу.

Мы призвали его к исламу, однако он отказался принять нашу веру. Мы заметили, что он был одет во все черное, спросили причину. Он сказал, что поклялся не менять эту одежду, пока не выпроводит нас из Шама. Я заявил ему: «Придет день, когда ты потеряешь этот трон, на котором сидишь, и все богатства, которыми владеешь. Все это отберем мы. Наш пророк (с.г.в.) сообщил нам радостную весть об этом». Царь сказал: «Нет, вы не из тех. Тот пророк, о котором вы говорите, будет обладать всеми богатствами мира. Его асхабы днем соблюдают пост, а вечером разговляются». Я подтвердил, что именно таков наш шариат.

Услышав это, царь изменился в лице. Он произнес: «Я направлю вас к императору Византии. Отправляйтесь туда немедленно. Посмотрим, чем это закончится для вас. Я предоставлю вам проводника». Мы покинули Шам и вступили во владения императора.

Затем мы начали громко произносить: "Ля иляха илляллаху валлаху акбар". Дворец императора пришел в движение от благоговения перед этими словами. Пальма, росшая во дворе, внезапно стала качаться, словно от сильного ветра. Император в это время смотрел из окна. Он отправил к нам человека с требованием, чтобы мы сообщили этому слуге свою просьбу, и что тот нам ответит. Но мы сказали: «Наш халиф велел нам, чтобы мы не говорили ни с кем, кроме императора. Мы станем разговаривать только с императором».

Нам дали разрешение войти, и мы предстали перед императором. Он засмеялся, глядя на нас, и сказал переводчику: «Почему эти не произносят приветствие, как это принято у них?» Мы ответили: «Приветствовать вас нам непозволительно». «А как вы приветствуете вашего падишаха?» - спросил он. «Мы говорим "ассаляму алейкум"», - сказали мы. «А какое слово самое драгоценное в вашей религии?» Мы сказали: "Ля иляха илляллаху валлаху акбар". И в этот миг дворец императора начал качаться.

Ираклий спросил: «Происходит ли такое, когда вы произносите эти слова у себя дома?» «Никогда не видели ничего подобного», - сказали мы. И тогда он заявил: «Если бы такое происходило повсеместно, тогда я отдал бы вам половину своих богатств. Ибо пророчество достойно именно этого. Но раз это не так, то есть вероятность того, что это простая хитрость».

Хишам рассказывал, что император еще о многом его расспросил, и он ответил ему подходящим образом. «Он спросил о намазе и соблюдении поста, и получил исчерпывающие ответы. После этого он привел нас в одну светлую и просторную комнату, и сказал, что это будет нашей комнатой, и оставил нам много подарков. Через три дня он снова вызвал нас к себе и задал еще несколько вопросов. Мы ответили.

Затем он велел своим людям принести четыре сундука. Принесли. В каждом сундуке было множество ячеек, и все они были заперты. Он открыл замки и достал из ячейки черную шелковую ткань. На шелке был нанесен образ одного человека. Это был человек высокого роста, с красноватым телом и большими глазами, безбородый. Подол его одежды свисал с двух сторон. Он спросил, знаем ли мы, кто это. Мы сказали, что не знаем. «Это образ Адама (мир ему)», - сказал он.

Затем открыл другую ячейку и вынул черный шелк с рисунком.  На этом рисунке был изображен светлокожий человек с кудрявыми волосами и краснотой в глазах. Он спросил, знаем ли мы, кто это. Мы сказали, что не знаем. «Это образ Нуха (мир ему)», - сказал он.

После этого он достал еще одну шелковую ткань, на котором был изображен человек со светлой кожей, крупными глазами, прямым носом, широким лбом и белой бородой. Ираклий сказал, что это портрет Ибрахима (мир ему). Затем он показал шелковую ткань с образом человека, которого мы сразу узнали. «Чей это портрет?» - спросил он, и мы ответили, что это образ нашего пророка (да благословит его Аллах и приветствует). Увидев нашу реакцию, он тоже привстал из почтения к этому образу, а затем снова сел и промолвил: «Клянусь Аллахом, это образ Мухаммада (с.г.в.). Я собирался показать его последним, но вынул пораньше, чтобы вас проверить».

После этого он достал образ человека с телом пшеничного цвета, черноволосого, с величественным взглядом. «Это образ Мусы Калимуллаха», - сказал он.

Напротив него был еще один похожий портрет. Это был образ Харуна (мир ему). Он был длинноволос и с закругленными глазами. Еще на одном куске шелковой ткани был нанесен портрет человека с черным глянцевитым цветом кожи, красивыми волосами и сердитым лицом. Он сказал, что это образ Лута (мир ему). Затем он вынул еще один шелковый портрет человека с красновато-белой кожей, со слегка склоненной в одну сторону шеей, что является знаком глубокого смирения. Он сказал, что это образ Исхака (мир ему).

Был еще один образ, похожий на пророка Исхака (мир ему), но только с родинкой на губе. Это был образ пророка Йакуба (мир ему). Он показал еще один портрет. Это был человек со светлой кожей, круглолицый, с выражением смирения на лице. У него был прекрасный лик с красивым прямым носом. «Это образ Исмаила (мир ему) - предка вашего пророка», - сказал он.

После этого он вытащил еще одну черную шелковую ткань и показал портрет, похожий на пророка Адама (мир ему). Это был пророк Йусуф (мир ему). Следующим был портрет Давуда (мир ему): с тонкой бородой, среднего роста и с мечом в руке. Ираклий вынул из сундука еще один кусок шелковой ткани с образом пророка Исы (мир ему). Иса был изображен со светлым красивым лицом и черноволосым.

Мы спросили: «Откуда к тебе попали эти портреты?» Поскольку образ нашего Пророка (с.г.в.) был очень похож на него, мы поверили, что и остальные пророки похожи на самих себя в этих портретах. Ираклий сказал: «Пророк Адам захотел увидеть образы тех своих потомков, кто удостоится пророческого сана. Всевышний ниспослал ему портреты этих пророков. В течение долгих столетий они хранились в сокровищнице одной династии восточных правителей.

Когда Искандер Зулькарнайн добрался до тех мест, забрал оттуда эти портреты и передал их в руки пророка Данияла (мир ему). Он перенес эти портреты на поверхность черной шелковой ткани. Это и есть те самые портреты, изготовленные пророком Даниялом».

Хишам говорил:

«После этого он был очень любезен с нами, одарил нас царскими подарками и проводил нас на родину. Обо всем случившемся мы рассказали хазрати Абу Бакру (да будет Аллах им доволен). Он прослезился и промолвил: «Бедный Ираклий! Если бы Всевышний смилостивился над ним, он удостоился бы чести принять ислам».

Из книги "История Пророков"

Социальные комментарии Cackle