Тайны аксакалов: как мечеть «Аль-Марджани» охранялась Аллахом целых 250 лет?

История народа - в истории мечетей. (Картина И. Айдарова)

История народа - в истории мечетей. (Картина И. Айдарова)

Ровно два с половиной века назад, в 1770 г. на берегу озера Нижний Кабан в городе Казани закончились работы по строительству новой мечети. Сегодня её именуют “аль-Марджани”, т.к. продолжительное время обязанности имама в ней исполнял знаменитый богослов и просветитель XIX века Шигабуддин Марджани.

Как Шигабутдин Марджани изменил старые порядки казанских купцов

Однако, известны и другие названия этой мечети. Например, “Первая каменная”, т.к. она, действительно, была первой каменной с послеханских времён. До неё казанцам разрешалось возводить только деревянные мечети.

“Эфенди” (господская), т.к. район, где она располагается, был местом проживания татарской интеллигенции и зажиточных купцов, составлявших основную часть прихожан. “Юнусовская”, т.к. мечеть содержалась на щедрые пожертвования известной в Казани династии благотворителей Юнусовых.

Аллах назначил этой постройке знаменательную судьбу, позволив на протяжении всех 250 лет неизменно оставаться мечетью - дорогим местом для мусульман.

"...В небо они вольно подниматься по своему усмотрению, потому что небо не входит в мои владения"

О ценности и, потому, неприкосновенности мечетей, среди прочего, шла речь на проекте ДУМ РТ “Открытый лекторий”. Его очередная встреча прошла не так давно в мечети Марджани. Обсуждалась тема “Как старшее поколение сохранило религию в советские годы?”

“А иначе придавит бревном…”

(из выступления в “Открытом лектории” председателя Совета аксакалов при ДУМ РТ Айрата хазрата Аюпова):

[...] В 1952 г. в нашу деревню спустили приказ снести минарет у мечети. Мы, мальчишки, собирались и смотрели, как работает бригада из 7-ми человек. Среди них был один не из нашей местности. На время работы его определили на постой к одинокой старушке. Как-то утром он поделился с хозяйкой, что видел во сне свою умершую мать, которая отговаривала его разрушать минарет со словами: “А иначе тебя придавит бревном”. Старушка посоветовала молодому рабочему уехать, что он и сделал. А остальные шестеро разобрали старинный минарет. Но уже в течение 2-х следующих лет при разных обстоятельствах все до одного погибли...

Позже дошла очередь и до самого здания мечети. Было приказано разобрать его на бревна, которые затем использовать на строительство фермы для скота. Всё так и сделали: мечеть разобрали, ферму построили. Только рабочие снова все погибли, а ферма сгорела дотла…

Нельзя трогать мечети и медресе! Кто этого не понимает, у того нет будущего. [...]

“Ты был на Джума?”

(из выступления в “Открытом лектории” имама-хатыба Мечети аль-Марджани Мансура хазрата Джалялетдина)

[...] В 80 гг. мечеть Марджани (тогда единственная действующая на всю Казань) посещалась только стариками. И то не всеми, кто хотел, т.к. приход отца-пенсионера в мечеть мог навредить партийной карьере сына или дочери. Но всё равно на Пятничном намазе не хватало места внутри, и люди заполняли весь двор.

После Джума старики разъезжались по домам. А по дороге могли разговориться с кем-то из пассажиров автобуса, рассказать о том, чему была посвящена хутба. Особенно активны в этом были наши старушки. “А ты был сегодня на Джума?” - обращались они к кому-то из попутчиков и уже не просто рассказывали, чему учил имам, но активно призывали прийти в мечеть.

[...] Исламской литературы в те годы не было. Люди, кто умел, сами писали аяты или короткие суры, затем листки с записями фотографировали. Когда всё это сшивали, то получались твёрдые и бесформенные “брошюры” из тогдашней фотобумаги. Их продавали из-под полы, не задёшево и не всем, а только если продавец определял действительную заинтересованность покупателя.

[...] Уроков по религии для желающих в советское время не проводилось, запрещалось. Но было принято собирать родственников и знакомых на Байрамы, на 3,7,40-й дни после чьей-то кончины. Мужчин и женщин рассаживали отдельно, читали Коран, угощали халяльной едой. Власти не препятствовали этому, как национальному обычаю. Но, по сути, это были те моменты, когда звучало слово об исламе. Люди узнавали о фарде, хараме, халяле, о том, когда разговляться, как читать намаз, и, главное, кто-то открывал для себя истину - Всемогущий Создатель есть...

Невозможно переоценить усилия тех, кто шёл перед нами. В условиях, когда религия была запрещена, мечети и медресе разрушены, а от знаний остались крупицы, наши старики делали всё, что могли, всё, что было им по силам. И без их искренних стараний, ещё большой вопрос - сохранился бы ислам у татар или нет? [...]

Гузель Ибрагимова

Социальные комментарии Cackle