Холера и тиф – как в прошлом веке в Казани боролись с эпидемиями

Как в прошлом веке в Казани боролись с эпидемией?

Как в прошлом веке в Казани боролись с эпидемией?

С каждым годом тема здоровья становится всё более актуальной, особенно в свете поглотившей весь мир пандемии COVID-19. Но, как говорится, всё новое – это хорошо забытое старое. Казань, а вместе с ней и вся наша Республика уже сталкивалась с эпидемиями, боролась с опасными заболеваниями, причём успешно. Недаром сегодня казанская медицинская школа известна по всей России. Давайте окунёмся на сто лет назад, когда здравоохранение только делало свои первые шаги, и узнаем, как справлялись с эпидемией и вели профилактику заболеваний в Татарской АССР.

Без стеснения 1918-1920 годы можно назвать временем активного становления системы здравоохранения в Татарской АССР. И пришёлся этот период аккурат на эпидемии тифа и холеры, которые усугублялись отсутствием достаточного количества еды, медицинской помощи и начинающимся ужасным голодом, затронувшим всё Поволжье.

26 сентября 1920 года – это дата прочно вошла в историю здравоохранения республики. Именно в этот день при Наркомздраве Татарской Республики была создана санитарно-эпидемиологическая секция, состоящая из 13 человек и предназначенная для ликвидации массовых инфекционных, социальных болезней, для обеспечения санитарного контроля. Как отметил заместитель руководителя Республиканского агентства РТ по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» Эдуард Хайруллин на Youtube-канале «Новая Тартария», первым наркомом здравоохранения ТАССР в 1920 году стал Кашаф Мухтаров, выпускник Пермского медицинского университета.

Его резиденция располагалась в аптеке Фердинанта Грахе, эмигрировавшего в Великобританию. В те непростые годы в Казань возвращались солдаты с фронтов, которые привозили не только бесплатных «пассажиров» - вшей, но и опасные инфекции, такие, как холера, дизентерия и тиф.

Стоит отметить, что вплоть до начала революции в Казани был всего один санитарный врач, в 1920 году в санэпидсекции насчитывалось уже 14 медиков, но и этого было крайне мало. «Не хватало всего: коек, лошадей для перевозки больных, дров, мыла и даже гвоздей для гробов. К августу 1920 года 34 тыс. человек заболели сыпным тифом, 20 тыс. человек — возвратным тифом. Общее число жертв тифа в Казани превысило 80 тыс. человек, из них умерло 4,2 тыс. человек», — рассказал Хайруллин.

Конечно, те заболевания, которые заняли тела и умы жителей республики в начале 20-х годов, существовали и ранее, но в этот раз они пришли вместе с неурожаем, голодом, что привело к более плачевным последствиям. Так, в 1919 году на фоне высокой заболеваемости брюшным тифом, дизентерией, малярией и другими инфекциями в Казани началась эпидемия сыпного и возвратного тифов, а в июне 1921 года — эпидемия холеры.

Для того, чтобы организоваться стационарное лечение заболевших, необходимо было как минимум создать тысячу мест. Из 2 350 общего количества коечного фонда Горздрава в Казани в 1920 году, 1 064 койки были заняты больными с острозаразными заболеваниями, не считая детских инфекционных коек в детской клинике медицинского факультета университета.

В сентябре 1920-го 2-ая Советская больница (Шамовская) была переведена из инфекционных на положение общесоматической, а с ноября 1920 года стала клинической базой медицинского факультета Университета с госпитальными клиниками по хирургии, внутренним болезням и клиники по болезням ЛОР-органов с высоко квалифицированной медицинской помощью. Однако на территории больницы оставалось отделение для больных брюшным тифом в ведении кафедры госпитальной терапии, которой заведовал профессор Николай Горяев. Отмечая трудности в организации рационального питания больных, Горяев в отчёте о работе кафедры за осенний семестр 1920 года, писал: «Одно время даже брюшно-тифозным больным ничего не могли дать, кроме чёрного хлеба, пшённой каши и супа из мяса сомнительного качества».

Самый первый случай холеры официально был зафиксирован 6 июня, а заболевшей оказалась грузчица солевой баржи. Четыре дня спустя были выявлены ещё два случая заражения. Уже к концу месяца было зарегистрировано 453 случая, что говорило и быстром распространении болезни среди гражданского населения. Для того, чтобы справиться с повальным заболеванием, повсеместно началось строительство отдельных бараков, куда помещались больные, инфекционные отделения при многопрофильных больницах. Здесь уже больными занимались терапевты или педиатры. При этом на каждого врача приходилось от 30 до 50 больных. Врачам помогали лекарские помощники и сёстры милосердия, на плечи которых и ложилась основная нагрузка по выполнению лечебных мероприятий и уходу за больными.

Параллельно со стационарной работой непосредственно в медицинских учреждениях были организованы 12-часовые дежурства врачей на скорой помощи, а в госпиталях они были о вовсе круглосуточными. Была организована вакцинация от холеры, которая проводилась во всех амбулаториях.

В ухудшении эпидемиологической ситуации в Казани в эти годы сыграл и рост беспризорников и беженцев, и малочисленность медицинского персонала, часть которого ушла на Восток вместе с Народной армией Комуча.

С начала лета 1921 года в Казани началась эпидемия холеры. В отчете лечебного подотдела горздрава за июнь 1921 года указывается, что «в связи с появлением холеры, в горздраве работа приняла чрезвычайное положение, и все силы пришлось потратить на борьбу с ней».

Появление холеры в Казани прогнозировалось, и подготовительная работа началась с весны 1921-го. Был открыт 2-ой заразный барак на 80 коек в Адмиралтейской слободе, начато приготовление заразного барака в Татарской слободе. Холера не заставила себя долго ждать и появилась в начале июня, быстро приобретая характер и темпы стихийного бедствия.

Первый случай холеры был выявлен 6-го июня. Заболела грузчица солевой баржи, прибывшей с низовья Волги. 10 июня было выявлено еще два случая заболевания. В это же время возникла вспышка холеры в Казанском военном госпитале, где сразу заболело более 100 солдат и комсостава. Заболеваемость среди гражданского населения стремительно увеличивалась и к концу месяца было зарегистрировано 453 случая холеры.

В отчете горздрава указано: «в действительности число заболевших было больше, так как часть больных не была зарегистрирована, а с другой стороны, за июнь месяц в Казани было подобрано на улицах неопознанных 240 трупов, среди которых в большей части смерть наступила, по видимому, от холеры».

Для станций скорой помощи, а их в городе всего было две — городская и заречная, — горкоммунотдел дополнительно выделил 15 городских возчиков-ломовиков. Дополнительно в городе в больницах и не только появилось ещё около тысячи коек для больных.

Были организованы 12-и часовые дежурства врачей на скорой помощи и круглосуточные в холерных госпиталях. По приказу горздрава, кроме прививочных пунктов и санэпидотрядов дополнительно, во всех амбулаториях проводились прививки против холеры. Экстренная потребность в медицинском персонале была покрыта усиленной мобилизацией.

Для ведения эффективной и быстрой борьбы с эпидемиями в Казани были построены новые бараки для больных, сформированы высококвалифицированные медицинские службы. Для профилактики болезни была даже развёрнута активная агитация соблюдения правил личной и общественной гигиены. Также были введены банные дни, а на рынках повсеместно стали появляться баки с кипячёной водой, чтобы жители не пили сырую воду. В итоге холеру удалось победить уже в 20-е годы прошлого столетия, а к концу 30-х годов — оспу и возвратный тиф.

Продолжение следует…

Подготовила Ильмира Гафиятуллина

По материалам книги «Татарстан – 100 лет: Прежде и теперь»

Социальные комментарии Cackle