Революция, которая изменила облик Ближнего Востока (часть 3)

Революция, которая изменила облик Ближнего Востока

Революция, которая изменила облик Ближнего Востока

Начало: Революция, изменившая облик Ближнего Востока (часть 2)

Иранская военная поддержка помогла правительству Бейрута освободить Южный Ливан от израильской оккупации. Впервые после арабо-израильской войны 1973 года Израиль был вынужден покинуть арабскую землю без какого-либо мирного соглашения.

Поддержка Тегераном палестинского освободительного движения ХАМАС стала практическим опровержением утверждения о том, что Иран поддерживает только шиитские движения в регионе и за его пределами. При этом, ХАМАС признан террористической организацией в Израиле, Канаде, США и Японии, в Европейском Союзе, а также запрещён в Иордании и Египте.

Конфликт между шиитами и мусульманами-суннитами имеет древние корни. Но этот не тот фактор, который расставил Тегеран и Эр-Рияд по разные стороны баррикад в ближневосточной политике. Иран не проявлял шиитских амбиций и не занимался «шиитизацией».

Шиитов и без того много в этом регионе, поэтому суннитско-шиитский раскол идеально подходил для использования этого фактора в политике, поощряемой Вашингтоном, и проводимой Эр-Риядом и другими арабскими странами с целью отвлечь внимание от стратегической угрозы региону, представленной совсем другими силами.

В настоящее время суннитско-шиитский конфликт косвенно используется Саудовской Аравией для налаживания более тесных связей с сионистским государством за счет палестинцев и остального арабского мира. Можно даже сказать, что скандальное решение Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим стало результатом его уверенности в том, что официальные лица арабских стран не будут возмущаться, поскольку находятся в сфере влияния Вашингтона и Тель-Авива.

Превращение Ирана во врага не идет на пользу ни одной арабской стране, не говоря уже о ее ближайших соседях. Иран всегда будет географическим соседом арабов, но, когда соседей избегают и поносят, они склонны развивать вой потенциал, чтобы обезопасить себя. Со стороны такая сила начинает восприниматься как угроза. Например, уже ставший знаменитым бойкот Катара под руководством Саудовской Аравии и война про-саудовской коалиции в Йемене привели к тому, что Доха развернулась к Тегерану и Турции. Война в Йемене еще больше укрепляет позиции Ирана на Аравийском полуострове.

Шиитский фактор, со временем, конечно же, превратился в политический. Но таковым его сделали, скорее, сами арабские правительства. В соседних с Ираном государствах шииты обычно угнетаются и маргинализируются.

Например, в Саудовской Аравии шииты подвергаются репрессиям. То же самое касается Ирака, Бахрейна, а также хуситов в Йемене. Угнетенные и заброшенные общины обычно приветствуют поддержку из любого источника. Однако, нужно понимать, что главными движущими силами конфликтов на БВ является не межконфессиональный конфликт, а политические интересами играющих сторон.

Например, поддержка Ираном сирийского президента Башара Асада обусловлена стратегическими целями, а не сектантскими лозунгами. Асад может быть и сам шиит, но война в Сирии никогда не была религиозной. Просто Иран с прямым выходом в Средиземное море намного сильнее, чем без него, и поддержка Асада обеспечивает такой доступ.

Иран, который на протяжении десятилетий жил под санкциями, введенными США и их союзниками просто вынужден искать себе союзников и выстраивать из них сеть взаимоотношений, работающих на безопасность страны. Больше союзников означает меньше врагов, что является логичной и законной политической целью.

Арабы должны переосмыслить свою политику в отношении Ирана, сделав простой анализ затрат и выгод. Межарабский саммит, который пройдет в Тунисе в следующем месяце, является прекрасной возможностью для этого.

Иран должен быть приглашен на саммит в качестве гостя, и за этим должен последовать арабо-иранский диалог для урегулирования любых разногласий с любой из сторон. Арабо-иранский договор создаст беспроигрышную для региональных сил ситуацию. Однако разделившись, арабы, а также иранцы окажутся в проигрыше, несмотря на краткосрочные выгоды, связанные с расчетом на союзников из других стран. В выигрыше же останутся те, кто разжигает огонь вражды.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle