"Эпоха колониализма и дипломатии канонерок закончилась..."

 

Открытое письмо Ардашира Захиди.

Открытое письмо Ардашира Захиди.

«Чтобы спасти мир от нынешней хаотичной и опасной ситуации, нам нужен новый подход к дипломатии и международным отношениям, подход, основанный на искренности, взаимном уважении и контакте между людьми», – утверждает Ардашир Захиди, – бывший министр иностранных дел Ирана в1966-1971 гг.

Г-н Захиди (род. 1928 г.) опубликовал заявление, под названием «Открытое письмо благородным людям Ирана и Америки». Документ представлен на сайте основанного в далеком 1946 г. Института Ближнего Востока (Вашингтон) с целью изучения этого важнейшего региона мира, «расширения знания о Ближнем Востоке среди граждан Соединенных Штатов и способствования лучшему пониманию между народами этих двух частей мира».

Обращение г-на Захиди, как видно из его названия, адресовано народам США и Ирана. Оно призывает к преодолению более чем сорокалетней вражды между двумя странами и налаживания взаимовыгодных партнерских отношений. Это обращение интересно тем, что его автором является опытный дипломат-международник, который, помимо работы на посту главы МИД дореволюционного Ирана, во времена правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви (у власти с 1941 по -1979 гг.) служил послом в Соединенных Штатах в 1960-1962-м и 1973-1979 годах и послом в Великобритании с 1962 по 1966 год, состоял в комиссии ирано-американского сотрудничества.

После Исламской революции 1979 года Исламский революционный суд заочно приговорил Захиди к смертной казни, по причине чего, тот был вынужден остаться в эмиграции, где и проживает до сих пор. Однако, несмотря на это, во второй половине 2000-х Захиди стал более лояльным в своей оценке исламского теократического режима в Иране. Он признает достижения Исламской республики, поддерживает ядерную программу Ирана, отмечая, что при шахском правлении она даже финансировалась Соединенными Штатами.

Захиди открыто критикует иранофобские выпады нынешнего президента США, а также действия иранских антиправительственных движений, действующих за пределами Ирана. Известно, что он пошел на разрыв отношений с представителями свергнутой в 1979 г. династии, фактически – с членами своей семьи, поскольку сам он был женат на дочери шаха Пехлеви – Шахназ Пехлеви (род. 1940).

Высокий уровень компетенции, а также непосредственная вовлеченность в водоворот событий той отдаленной эпохи, сыгравшей важнейшую роль в истории нового Ближнего Востока, позволяет автору говорить с позиции профессионала, что само по себе достойно внимания. Однако самое интересное в том, что он взывает не к политикам, в руках которых находятся рычаги власти, но к людям, к каждому, как он говорит «благородному» человеку. Поэтому попадут ли в круг людей, к которым обращается автор, те самые политики, зависит от того, считают ли они себя благородными. Весьма дипломатично преподнесенный резон взглянуть на себя со стороны, не так ли?

Теперь перейдем к открытому письму бывшего высокопоставленного иранского дипломата.

Г-н Захиди пишет, что он неоднократно говорил и писал об истории отношений между Ираном и Соединенными Штатами Америки. По просьбе руководства «Иранской программы» Института Ближнего Востока, Захиди занялся подготовкой материала о связях между двумя странами до иранской революции 1979 года. В своем отчете он не только напомнил о периоде и фактах взаимовыгодных отношений между двумя странами, но и представил свое видение того, как открыть начать новую главу истории между ними. В итоге, г-н Захиди заявляет: «Настало время положить конец 41 году бесплодных военных действий».

В своем обращении Захиди отталкивается от истории ирано-американских взаимоотношений, которые завязались более ста шестидесяти лет тому назад. Он отмечает, что начало межгосударственных связей было ознаменовано большим вкладом американцев в развитие Ирана:

«Американцы много сделали для того, чтобы помочь моей любимой стране Ирану. Мы никогда не забудем заслуги таких людей, как Говард Баскервиль, Морган Шустер, Артур Миллспо, Артур Апхэм Поуп и Ричард Фрай, а также то, что они сделали для территориальной целостности Ирана, политической стабильности, экономического прогресса, обеспечения здравоохранения и образования или просто для ознакомления общественности Запада с древней иранской цивилизацией. Это не чрезмерное преклонение, а скорее принятие исторической реальности. Мы, иранцы, также не можем забыть мужественную помощь президента Гарри Трумэна в Азербайджанском кризисе 1946 года, когда Вашингтон стоял вместе с Ираном против советской агрессии, или доктрину президента Ричарда Никсона о безоговорочной поддержке усилий Ирана по установлению мира и безопасности в Персидском заливе и, в конечном счете, на всем Ближнем Востоке».

А. Захиди пишет, что, благодаря хорошим отношениям между двумя странами тысячи молодых людей из Ирана и многие из его будущих лидеров смогли получить высшее образование в университетах США и что он сам был одним из первых в их числе:

«Теплый прием, гостеприимство и забота университетских властей, таких как президент Франклин Харрис, заставили меня почувствовать себя как дома. Как и с другими соотечественниками, я имел удовольствие познакомиться со многими американцами, все они были дружелюбны и добры к иранским студентам. Благодаря таким межличностным обменам американский народ также начал открывать для себя богатство иранской истории, богатство нашей культуры и наш вклад в развитие человеческой цивилизации», - вспоминает Захиди.

В 1960 году, в годы президентства Дуайта Эйзенхауэра А. Захиди вернулся в Америку уже в качестве посла Ирана. Он пишет:

«Я познакомился с политиками и деятелями как Республиканской, так и Демократической партий и подружился со многими из них. Во второй раз, когда я вернулся в Вашингтон в качестве посла, с 1973 по 1979 год, у меня уже был значительный опыт и много знакомых и друзей в Соединенных Штатах.

Отношения между двумя странами продолжали развиваться, и мы стали неразлучными партнерами во многих областях. Наши экономические и культурные связи процветали, и наши взаимные усилия по достижению мира процветали. Объем нашей торговли увеличивался, и мы щедро инвестировали в страны друг друга. Десятки тысяч иранцев жили в США, в то время как более 50 000 американцев жили и работали в Иране».

Г-н Захиди отмечает, что в те годы Соединенные Штаты снабжали Иран передовыми технологиями и ноу-хау в таких областях, как здравоохранение, образование, телекоммуникации, оборона и кибернетика. Со своей стороны, Иран помогал Америке в примирении Соединенных Штатов и Пакистана или в сближении президента Никсона с Китаем. Иран поддерживал движения по обузданию коммунистического влияния на Ближнем Востоке, гарантировал безопасность транзита углеводородов через Ормузский пролив, который до сих пор остается важнейшей энергетической артерией мира. Таким образом, в те годы страны оказывали друг другу помощь в «достижении мира и прогресса», и их отношения основывались на «взаимном доверии и конструктивном сотрудничестве».

Исламская революция, произошедшая в Иране в 1979 г. привела, как пишет Захиди «к периоду взаимной подозрительности. Истинные намерения революционеров и роль американских посланников в Неофле-ле-Шато и окружения аятоллы Рухоллы Хомейни оставались неясными. Отсутствие прозрачности и понимания или даже опыта вскоре привело к военным действиям, которые, на мой взгляд, не были неизбежными. Ошибка Хомейни в поддержке неудачного эпизода с захватом заложников в американском посольстве - это то, что американцам трудно забыть или простить. Иранцы тоже до сих пор помнят примеры американского высокомерия, вмешательства в наши внутренние дела и безразличия к нашим религиозным и социальным ценностям».

А. Захиди убежден, что для спасения мира «от нынешней хаотичной и опасной ситуации, нам нужен новый подход к дипломатии и международным отношениям, подход, основанный на искренности, взаимном уважении и контакте между людьми. Я повторял это снова и снова - эпоха колониализма и дипломатии канонерок закончилась. Нет такой дипломатической проблемы, которую не могли бы решить человеческие контакты, диалог и добрая воля, и я говорю здесь на основе многолетнего опыта работы в этой области».

Автор открытого письма вспоминает свой смертельно опасный опыт переговоров с террористами, на которые он по своей воле пошел в марте 1977 года, когда в Вашингтоне разразился первый международный кризис с заложниками, захваченными в еврейском культурном центре «Бнай Брит»:

«Я немедленно вызвался помочь и предложил вступить в прямой диалог с захватчиками заложников. Это был большой риск для моей жизни, но после трех дней и ночей разговоров и рассуждений радикалы успокоились, прислушались к голосу наших сердец, и заложники были освобождены. 183 невинные жизни были спасены, и Вашингтон снова начал дышать. Из спасенных 149 человек были американскими евреями, а остальные - выходцами из разных слоев общества. Все, что имело значение, - это то, что мы спасли каждого заложника, независимо от расы, религии или чего-то еще».

Говоря о настоящем этапе ирано-американских отношений, Захиди приводит в пример т.н. «Ядерное соглашение» между США и Ираном, достигнутое в 2015 году. Даже несмотря на то, что администрация Трампа решила выйти из него, замечает Захиди, соглашение «показало, что дипломатия может восторжествовать. Контакты между людьми и готовность урегулировать разногласия в интересах мира должны иметь приоритетное значение. У Ирана и Соединенных Штатов нет никаких причин не возвращаться к старым добрым временам и не стремиться оставить позади лучший мир ради всех наших детей — не мир разделения и недоверия, а мир любви и понимания».

Более того, Захиди настаивает, что Иран и Америка все еще нуждаются друг в друге. Он пишет:

«Иран и Америка нуждались и до сих пор нуждаются друг в друге, и в их интересах придерживаться нового и конструктивного подхода в своих отношениях. Люди двух стран любят друг друга и искренне хотят, чтобы это произошло. Именно правительства должны быть готовы пойти на жертвы, проявить добрую волю, устранить искусственные барьеры и доказать свою искренность и стремление к примирению в интересах мира, процветания и прогресса на благо как нынешнего, так и будущих поколений. Если были ошибки, а я верю, что их было много и с обеих сторон, давайте вспомним эти мудрые слова из иранской пословицы, которые также можно проследить во всех великих религиях мира: «Нет ничего проще, чем месть, и нет ничего более великого, чем прощение».

Свое письмо Захиди заканчивает словами «Да благословит Господь благородные народы Ирана и Соединенных Штатов Америки».

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle